^ [Вверх]

eye1

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5


Информация о правоприменительной практике по результатам вступивших во 3 квартале 2017 года в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов власти других муниципальных образований

1) Решение Арбитражного суда Омской области от 05.05.2017 по делу № А46-226/2017, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 08.08.2017, о признании незаконным решения об отказе в предоставлении в собственность за плату земельного участка, обязании заключить договор купли-продажи земельного участка.

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Омской области с заявлением к Департаменту имущественных отношений Администрации города Омска (далее-Департамент) с указанными выше требованиями. Иск мотивирован следующим.

На испрашиваемом в собственность земельном участке, расположено нежилое строение (воздухоподогреватель), принадлежащее предпринимателю на праве собственности.

Распоряжением от 11.04.2016 Департаментом утверждена схема расположения земельного участка на кадастровом плане территории; предварительно согласовано предоставление предпринимателю указанного земельного участка в собственность.

14.06.2016 предприниматель обратился в Департамент с заявлением о предоставлении в собственность земельного участка без проведения торгов.

Ответом от 29.08.2016 Департамент отказал предпринимателю в предоставлении в собственность земельного участка, указав на то, что в представленном предпринимателем заявлении целью использования испрашиваемого земельного участка является эксплуатация объекта недвижимости (здания воздухоподогревателя). Однако фактически на участке осуществляется строительство объекта, примыкающего к зданию воздухоподогревателя. То есть участок используется для целей, связанных со строительством, что не соответствует целям, указанным в заявлении (для эксплуатации объекта), в связи с чем не может быть принято решение о предоставлении в собственность испрашиваемого земельного участка.

20.09.2016 предприниматель повторно обратился в Департамент с заявлением о предоставлении в собственность земельного участка без проведения торгов с приложением письма, в котором указал, что нежилому строению (воздухонагревателю), требуется реконструкция, и отказ в предоставлении испрашиваемого земельного участка нарушает его права, как собственника такого объекта недвижимости.

Письмом от 14.10.2016 Департамент сообщил предпринимателю, что, учитывая ранее изложенную позицию (письмо от 29.08.2016) по вопросу предоставления в собственность земельного участка, принять положительное решение по данному вопросу не представляется возможным.

Не согласившись с указанным решением, предприниматель обратился в арбитражный суд.

05.05.2017 Арбитражным судом Омской области принято решение об удовлетворении требований предпринимателя, которое обжаловано Департаментом в апелляционном порядке.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции не нашел оснований для его отмены, исходя из следующего.

В соответствии с подпунктом 5 пункта 1 статьи 1 Земельного кодекса Российской Федерации одним из основных принципов действия земельного законодательства Российской Федерации является единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 2 статьи 39.3 Земельного кодекса Российской Федерации продажа земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, на которых расположены здания, сооружения, собственникам таких зданий, сооружений либо помещений в них осуществляется без торгов в случаях, предусмотренных статьей 39.20 Кодекса.

По общему правилу, установленному пунктом 1 статьи 39.20 Кодекса, исключительное право на приобретение земельных участков в собственность или в аренду имеют граждане, юридические лица, являющиеся собственниками зданий, сооружений, расположенных на таких земельных участках.

Порядок предоставления в собственность за плату земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, без проведения торгов установлен статьей 39.17 Земельного кодекса Российской Федерации.

Указанный порядок предусматривает подачу заявления о предоставлении земельного участка, содержащего исчерпывающий перечень сведений, необходимых для его рассмотрения, а также перечень прилагаемых к нему документов.

Пунктом 5 статьи 39.17 Земельного кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность уполномоченного органа, рассматривающего заявление, в срок не более чем тридцать дней со дня поступления заявления о предоставлении земельного участка проверить наличие или отсутствие оснований для отказа в предоставлении земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, без проведения торгов и по результатам рассмотрения и проверки совершить одно из следующих действий: осуществить подготовку проекта договора купли-продажи (подпункт 1 пункта 5 статьи 39.17 Земельного кодекса Российской Федерации) либо принять решение об отказе в предоставлении земельного участка при наличии хотя бы одного из оснований, предусмотренных статьей 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации, и направить принятое решение заявителю. В указанном решении должны быть указаны все основания отказа (подпункт 3 пункта 5 статьи 39.17 Земельного кодекса Российской Федерации).

Статья 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации содержит исчерпывающий перечень оснований, при наличии хотя бы одного из которых уполномоченный орган вправе принять решение об отказе в предоставлении земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, без проведения торгов.

Основания отказа в предоставлении земельного участка в собственность без проведения торгов, установленные статьей 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации, расширительному толкованию не подлежат.

Вместе с тем, решение Департамента об отказе в предоставлении предпринимателю земельного участка без проведения торгов содержит основание, не указанное в статье 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации ("Участок используется для целей, связанных со строительством, что не соответствует целям, указанным в заявлении"), что не соответствует требованиям статей 39.16 - 39.17 Земельного кодекса Российской Федерации.

С учетом того, что оспариваемый отказ в предоставлении предпринимателю земельного участка без проведения торгов, изложенный письмах Департамента от 29.08.2016 и от 14.10.2016, не содержит указания на конкретный пункт статьи 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации, которым руководствовался Департамент при осуществлении оспариваемого отказа, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что отказ Департамента в предоставлении земельного участка в собственность должным образом не мотивирован и является необоснованным.

В судебном заседании представитель Департамента в качестве правового обоснования отказа в предоставлении в собственность испрашиваемого земельного участка сослался на пункт 14 статьи 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации.

Согласно указанной норме права уполномоченный орган принимает решение об отказе в предоставлении земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, без проведения торгов, в том числе в случае, когда разрешенное использование земельного участка не соответствует целям использования такого земельного участка, указанным в заявлении о предоставлении земельного участка, за исключением случаев размещения линейного объекта в соответствии с утвержденным проектом планировки территории.

Между тем, из материалов дела, в том числе выписки из Единого государственного реестра недвижимости об основных характеристиках и зарегистрированных правах на объект недвижимости следует, что вид разрешенного использования земельного участка установлен - производственная деятельность.

В заявлении о предоставлении в собственность земельного участка предприниматель сослался на необходимость эксплуатации находящегося на испрашиваемом земельного участке нежилого объекта капитального строительства, находящегося в собственности предпринимателя.

Таким образом, цель использования земельного участка, указанная в заявлении о его предоставлении, не может в таком случае считаться противоречащей его разрешенному использованию.

Вопреки доводам Департамента, осуществление строительства на спорном земельном участке в силу положений статьи 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации не может служить основанием для отказа в предоставлении предпринимателю испрашиваемого земельного участка без проведения торгов.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций признали оспариваемое решение Департамента незаконным и возложили на Департамент обязанность устранить допущенное нарушение прав и законных интересов заявителя, в частности, заключить договор купли-продажи земельного участка.

2) Решение Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан, оставленное без изменения Верховным судом Республики Башкортостан от 11.07.2017 по делу № 33-13551/2017 о признании незаконным решения органа местного самоуправления об отказе в выкупе земельного участка и обязании заключить договор купли-продажи.

Гражданин обратился в суд с выше указанными требованиями к Администрации городского округа г. Уфа Республики Башкортостан. Иск мотивирован тем, что он с является собственником жилого дома, расположенного на испрашиваемом земельном участке. Указанный жилой дом приобретен на основании договора купли-продажи у предыдущего собственника, которому постановлением главы Администрации городского округа г. Уфа земельный участок был предоставлен в аренду на 5 лет для завершения строительства и обслуживания индивидуального жилого дома.

Администрация городского округа города Уфа Республики Башкортостан заключила с истцом договор аренды указанного земельного участка для завершения строительства и обслуживания индивидуального жилого дома.

Пунктами 2.1, 2.2 договора аренды установлено, что участок обладает всеми свойствами и качествами, необходимыми для его целевого использования. Границы, зоны и другие сведения и характеристики участка, ограничения использования, обременения участка, установленные до заключения договора, указаны в кадастровом паспорте участка и сохраняются вплоть до их прекращения в порядке, установленном действующим законодательством.

Из выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним следует, что земельный участок отнесен к землям населенных пунктов, для индивидуального жилищного строительства.

Гражданин обратился в Администрацию городского округа г. Уфа с заявлением о предоставлении земельного участка в собственность, однако получил отказ ввиду того, что испрашиваемый земельный участок частично расположен в границах красных линий.       Согласно решению Совета городского округа город Уфа РБ "О резервировании земельных участков в границах городского округа город Уфа для муниципальных нужд", испрашиваемый земельный участок входит в перечень кадастровых номеров земельных участков, которые полностью или частично расположены в границах резервируемых земель и в соответствии с пп. 13 п. 5 ст. 27 Земельного кодекса РФ отнесен к землям, ограниченным в обороте. Предоставление данного земельного участка в собственность не представляется возможным. Кроме того, администрация отметила, что на момент обращения гражданина договор аренды земельного участка не прекратил свое действие, гражданин с заявлением о расторжении договора аренды спорного земельного участка не обращался.

Посчитав отказ незаконным, гражданин обратился в суд.

Решением Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан исковые требования гражданина были удовлетворены.

Верховный суд Республики Башкортостан проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции не нашел оснований для отмены судебного акта.

При разрешении данного спора судом также, как и в предыдущем, рассмотренном нами случае, были применены нормы земельного законодательства, устанавливающие исключительное право граждан и юридических лиц, являющихся собственниками зданий, сооружений, расположенных на земельных участках, на приобретение таких земельных участков в собственность или в аренду (пп. 5 п. 1 ст. 1, п. 2 ст. 15, п. 1 ст. 39.20 ЗК РФ).

Согласно п. 2 ст. 39.3 Земельного кодекса Российской Федерации продажа земельных участков, на которых расположены здания, сооружения собственникам таких зданий, сооружений либо помещений в них в случаях, предусмотренных статьей 39.20 Земельного кодекса РФ, осуществляется без проведения торгов.

Основания для отказа в предоставлении земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, без проведения торгов, предусмотрены ст. 39.16 Земельного кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 56.1 Земельного кодекса Российской Федерации предусмотренные подпунктами 2 и 3 пункта 1 статьи 40 Земельного кодекса права собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев, арендаторов земельных участков на использование земельных участков могут быть ограничены в связи с резервированием земель для государственных или муниципальных нужд.

Ограничения права собственности и иных вещных прав на земельные участки в связи с резервированием земель для государственных или муниципальных нужд устанавливаются Земельного кодексом, другими федеральными законами.

В соответствии с п. 4 ст. 70.1 Земельного кодекса Российской Федерации порядок резервирования земель для государственных или муниципальных нужд определяется Правительством РФ.

Согласно Положению о резервировании земель для государственных или муниципальных нужд, утвержденного Постановлением Правительства от 22.07.2008 № 561, решение о резервировании земель для государственных нужд субъекта РФ или муниципальных нужд субъекта РФ или муниципальных нужд принимается соответственно уполномоченным исполнительным органом государственной власти субъекта РФ или органом местного самоуправления.

Решение о резервировании земель и схема резервируемых земель должны содержать необходимые для внесения в государственный кадастр недвижимости сведения о земельных участках (их частях), права на которые ограничиваются решением о резервировании земель.

Разрешая спор по существу, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что спорный земельный участок из оборота не изъят, ограниченным в обороте не является, какие-либо законные основания для отказа в передаче испрашиваемого земельного участка в собственность истцу отсутствуют.

Согласно подпункту 3 пункта 2 статьи 56 Земельного кодекса Российской Федерации возможно установление ограничений прав на землю в виде условий начала и завершения застройки или освоения земельного участка в течение установленных сроков по согласованному в установленном порядке проекту, строительства, ремонта или содержания автомобильной дороги при предоставлении прав на земельный участок, находящийся в государственной или муниципальной собственности.

В соответствии со ст. 1 Градостроительного кодекса Российской Федерации под территориальным планированием понимается планирование развития территорий, в том числе для установления функциональных зон, определения планируемого размещения объектов федерального значения, объектов регионального значения, объектов местного значения.

Довод администрации о том, что Решением Совета городского округа город Уфа Республики Башкортостан испрашиваемый истцом земельный участок включен в число зарезервированных в целях размещения объектов инженерной, транспортной и социальной инфраструктур для муниципальных нужд, был отклонен судами двух инстанций, в ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих наличие обстоятельств, исключающих возможность предоставления спорного земельного участка в собственность истца за плату.

С момента принятия решения Совета городского округа город Уфа Республики Башкортостан о резервировании земельных участков меры по действительному освоению спорного земельного участка с учетом муниципальных нужд приняты не были.

Верховный суд Республики Башкортостан также отметил, что наличие договора аренды земельного участка, заключенного между истцом и ответчиком, срок действия которого не истек, не является препятствием для выкупа земельного участка в силу п. 2.2 ст. 3 Закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", согласно которому собственники зданий, строений, сооружений вправе приобрести в собственность находящиеся у них на праве аренды земельные участки независимо от того, когда был заключен договор аренды этих земельных участков - до или после дня вступления в силу Земельного кодекса Российской Федерации.

На основании изложенного, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствии предусмотренных законом оснований для отказа гражданину в предоставлении испрашиваемого им земельного участка в собственность за плату.

Рассмотренные судебные акты подтверждает необходимость не только четкого и буквального толкования органами местного самоуправления норм законов в их совокупности и взаимосвязи, но и принятия решений с указанием на конкретную норму закона, подтверждающую правомерность принятых решений.


Информация о правоприменительной практике по результатам вступивших во 2 квартале 2017 года в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов власти других муниципальных образований

Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа Югры от 17.02.2017 по делу № А75-13063/2016, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2017, о признании недействительным предписания № 94-МЖК/П от 08.09.2016.

Этим же решением суд взыскал с Департамента в пользу ОАО «ЖЭУ-2» 3000 руб. расходов по уплате государственной пошлины.

Открытое акционерное общество «Жилищно-Эксплуатационное Управление-2» (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением к Департаменту жилищно-коммунального хозяйства Администрации города Нефтеюганска (далее - Департамент) о признании недействительным предписания №94-МЖК/П от 08.09.2016.

Заявленные требования мотивированы выдачей оспариваемого предписания неуполномоченным органом, поскольку муниципальный жилищный контроль осуществлен в отношении квартир, не относящихся к муниципальному жилищному фонду.

Общество также ссылается на то, что выдача оспариваемого предписания Департаментом обусловлена выводами последнего в акте проверки о недействительности протокола от 01.11.2014 № 2 общего собрания собственников помещений многоквартирного жилого дома, которым утвержден размер платы за содержание и ремонт общего имущества.

Суды первой и апелляционной инстанции указали на то, что действующим жилищным законодательством не предусмотрено право органов муниципального жилищного контроля на признание решения общего собрания собственников жилого помещения недействительным (ничтожным) и применение последствий признания такого решения недействительным при проведении проверки начисления управляющей компанией платы за содержание и ремонт общего имущества многоквартирного дома.

На основании протокола общего собрания собственников многоквартирного дома (МКД) по адресу: г. Нефтеюганск, микрорайон 5, дом 6, ОАО «ЖЭУ-2» осуществляет управление названным домом.

В связи с обращением собственника квартиры № 22 указанного МКД и на основании распоряжения от 12.08.2016 № 94-МЖК органом муниципального контроля в отношении ОАО «ЖЭУ-2» проведена проверка с целью установления законности повышения тарифа по содержанию и ремонту общего имущества в данном МКД, о чем составлен акт от 08.09.2016 № 94-МЖК/А.

В ходе проведения проверки должностным лицом органа муниципального контроля установлено, что ОАО «ЖЭУ-2» при исчислении платы за содержание и ремонт общего имущества за период с августа 2013 года по июнь 2015 года применяло тариф в размере 35 руб. 75 коп., с июля 2015 года по настоящее время - в размере 36 руб. 82 коп.

В ходе проверки Обществом предоставлен протокол общего собрания собственников помещений в МКД № 6 от 03.12.2007, в котором утвержден размер платы 25 руб. 74 коп. за квадратный метр.

Также, Обществом предоставлен протокол от 01.11.2014 № 2 общего собрания собственников помещений в МКД № 6, из содержания которого следует, что собранием были приняты, в том числе следующие решения:

- по вопросу № 7 повестки «Утверждение размера платы за содержание и ремонт общего имущества в размере 35 руб. 75 коп.»;

- по вопросу № 8 повестки «Утверждение повышения размера платы за содержание и ремонт общего имущества в размере не более 3%, не чаще 1 раза в календарный год».

В протоколе № 2 указано, что в общем собрании собственников помещений приняли участие в голосовании собственники помещений, обладающие 53,4% голосов от общего числа голосов собственников МКД.

Департамент установил, что утвержденный протоколом № 2 общего собрания тариф за содержание и ремонт общего имущества в размере 35 руб. 75 коп. начал применяться управляющей компанией фактически с января 2013 года, в то время как решение собственниками принято 01.11.2014.

В рамках проверки предоставлено 50 решений собственников помещений в МКД, оформленных протоколом от 01.11.2014 № 2.

В ходе анализа представленных решений Департамент пришел к выводу о том, что 7 решений собственников помещений (квартиры №№ 4, 15, 22, 25, 31, 34, 36) оформлены с нарушениями части 5.1 статьи 48 Жилищного кодекса Российской Федерации, поскольку в решениях отсутствуют сведения о документе, подтверждающем право собственности лица, участвующего в голосовании, на помещения в доме.

Поэтому Департамент счел необходимым исключить указанные решения при подсчёте голосов и установлении кворума.

Кроме того, Департамент провел анализ представленных решений собственников МКД на соответствие с выписками из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП), из которого следует, что есть несоответствия по собственникам и площадям по 6 квартирам МКД № 6.

Департамент, исключив из результатов голосования часть голосов, пришел к выводу о том, что в голосовании приняли участие собственники помещений, обладающие 965,34 кв.м., что составляет 19,03% от общего числа голосов МКД № 6, следовательно, по правилам части 3 статьи 45 Жилищного кодекса Российской Федерации голосование, оформленное протоколом от 01.11.2014 № 2, неправомочно и в силу части 2 статьи 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации ничтожно в связи с отсутствием необходимого кворума, в связи с чем применение Обществом тарифа за названную услугу в размере 35 руб. 75 коп., 36 руб. 82 коп. является незаконным.

В целях устранения выявленного нарушения Обществу выдано предписание № 94-МЖК/П от 08.09.2016, которым заявителю предписано в срок до 30.10.2016 произвести перерасчет излишне начисленной платы за содержание и ремонт общего имущества собственнику квартиры № 22, распложенной в спорном МКД, за период с 10.08.2013 по 01.09.2016 исходя из размера тарифа в сумме 25 руб. 74 коп. за 1 кв.м. площади жилого помещения.

Не согласившись с указанным предписанием, Общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим требованием. 17.02.2017 Арбитражным судом Ханты-Мансийского автономного округа - Югры принято решение, которое обжаловано Департаментом в апелляционном порядке.

Суд апелляционной инстанции доводы апелляционной жалобы не принял как необоснованные, исходя из следующего.

В силу пункта 3 части 1 статьи 16 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее - Федеральный закон № 131-ФЗ) к вопросам местного значения городского округа относятся владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в муниципальной собственности городского округа.

Как следует из статьи 19 Жилищного кодекса Российской Федерации муниципальный жилищный фонд - это совокупность жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию.

К полномочиям органов местного самоуправления в области жилищных отношений относится осуществление контроля за использованием и сохранностью муниципального жилищного фонда, соответствием жилых помещений данного фонда, установленным санитарным и техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства (пункт 9 части 1 статьи 14 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Статья 20 Жилищного кодекса Российской Федерации устанавливает, что под муниципальным жилищным контролем понимается деятельность органов местного самоуправления, уполномоченных на организацию и проведение на территории муниципального образования проверок соблюдения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами обязательных требований, установленных в отношении муниципального жилищного фонда федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации в области жилищных отношений, а также муниципальными правовыми актами (часть 1.1); муниципальный жилищный контроль осуществляется уполномоченными органами местного самоуправления в порядке, установленном муниципальными правовыми актами либо законом субъекта Российской Федерации и принятыми в соответствии с ним муниципальными правовыми актами (часть 2.1).

Таким образом, из совокупности указанных норм права следует, что муниципальный контроль может быть осуществлен только в отношении муниципального жилищного фонда. В соответствии с частью 1 статьи 17 Федерального закона № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее - Федеральный закон №294-ФЗ) в случае выявления при проведении проверки нарушений обязательных требований или требований, установленных муниципальными правовыми актами, должностные лица органа муниципального жилищного контроля, проводившие проверку, в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, обязаны выдать предписания об устранении выявленных нарушений.

Аналогичная обязанность возложена на должностных лиц Законом Ханты- Мансийского автономного округа - Югры от 28.09.2012 № 115-оз «О порядке осуществления муниципального жилищного контроля на территории Ханты- Мансийского автономного округа - Югры и порядке взаимодействия органов муниципального жилищного контроля с органом государственного жилищного надзора Ханты-Мансийского автономного округа - Югры» (далее - Закон № 115-оз).

В соответствии с пунктом 3 статьи 2 Закона № 115-оз в целях обеспечения соблюдения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами обязательных требований, установленных в отношении муниципального жилищного фонда федеральным законодательством и законодательством автономного округа в сфере жилищных отношений, а также муниципальными правовыми актами, органами муниципального жилищного контроля осуществляется, в том числе, контроль за предоставлением коммунальных услуг в многоквартирных домах и жилых (нежилых) помещениях.

Муниципальный жилищный контроль осуществляется путем:

1) проведения проверок соблюдения юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями и гражданами обязательных требований, установленных в отношении муниципального жилищного фонда федеральным законодательством, законодательством автономного округа и муниципальными правовыми актами;

2) проведения обследования муниципального жилищного фонда;

3) выдачи предписаний о прекращении нарушений обязательных требований, относящихся к сфере деятельности органов муниципального жилищного контроля, об устранении выявленных нарушений, о проведении мероприятий по обеспечению соблюдения обязательных требований, в том числе об устранении в шестимесячный срок со дня направления такого предписания несоответствия устава товарищества собственников жилья, внесенных в устав изменений обязательным требованиям.

На территории муниципального образования город Нефтеюганск муниципальный жилищный контроль осуществляется отделом муниципального жилищного контроля департамента жилищно-коммунального хозяйства администрации города Нефтеюганска. Правовым основанием для осуществления деятельности является Постановление администрации города Нефтеюганска от 06.07.2015 № 85-нп «Об утверждении административного регламента «Осуществление муниципального жилищного контроля на территории города Нефтеюганска» (далее - Административный регламент).

Муниципальный жилищный контроль может быть осуществлен только в отношении муниципального жилищного фонда, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что Департамент вправе проводить проверки в части надлежащего предоставления гражданам коммунальных услуг и выдавать соответствующие предписания на устранение выявленного нарушения, но только в отношении муниципального жилищного фонда в пределах предоставленных полномочий.

Данный вывод соответствует правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 16.05.2016 № 309-КГ 16-4046.

В ходе проведения проверки Департаментом были выявлены соответствующие нарушения в отношении жилого помещения (квартиры), не относящейся к муниципальному жилищному фонду. Доказательства принадлежности конкретного помещения в указанном многоквартирном доме, в отношении которого выдано оспариваемое предписание, к муниципальному жилищному фонду в материалах дела отсутствуют.

Более того, материалами дела подтверждается, что при проведении проверки Департаментом не был исследован вопрос о принадлежности проверяемого жилищного фонда к муниципальной собственности.

Так, ни в акте проверки от 08.09.2016 № 94-МЖК/А, ни в предписании от 08.09.2016 № 94-МЖК/П не содержится указания на то, что многоквартирный дом по адресу: г.Нефтеюганск, микрорайон 5, дом 6, относится к муниципальному жилищному фонду.

В этой связи, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что Департамент, как орган муниципального жилищного контроля, проведя проверку в порядке, предусмотренном статьей 20 Жилищного кодекса Российской Федерации, при выдаче оспариваемого предписания вышел за пределы предоставленных ему полномочий, поскольку квартира № 22 в доме № 6 микрорайона 5 г. Нефтеюганска не относится к муниципальному жилищному фонду.

В соответствии с частью 1.1 статьи 165 Жилищного кодекса Российской Федерации следует, что орган местного самоуправления на основании обращения собственников помещений в многоквартирном доме, председателя совета многоквартирного дома, органов управления товарищества собственников жилья либо органов управления жилищного кооператива или органов управления иного специализированного потребительского кооператива о невыполнении управляющей организацией обязательств, предусмотренных частью 2 статьи 162 названного Кодекса (к которым, в том числе, относится начисление платы за содержание, ремонт общего имущества многоквартирного дома), в пятидневный срок проводит внеплановую проверку деятельности управляющей организации.

В случае, если по результатам указанной проверки выявлено невыполнение управляющей организацией условий договора управления многоквартирным домом, орган местного самоуправления не позднее чем через пятнадцать дней со дня соответствующего обращения созывает собрание собственников помещений в данном доме для решения вопросов о расторжении договора с такой управляющей организацией и о выборе новой управляющей организации или об изменении способа управления данным домом.

При этом, полномочия, возложенные на органы местного самоуправления названной нормой права, должны осуществляется данным органом независимо от наличия в многоквартирных домах жилых помещений муниципального жилищного фонда.

Вместе с тем, по результатам муниципального жилищного контроля органы муниципального жилищного контроля наделены правом на выдачу предписания об устранении выявленных нарушений в соответствии с Федеральным законом № 294-ФЗ, в то время как по результатам проведения внеплановой проверки деятельности управляющей организации по правилам части 1.1 статьи 165 Жилищного кодекса Российской Федерации уполномочены лишь созвать собрание собственников помещений.

Таким образом, принимая во внимание, что проверка Департаментом проведена в нарушение требований Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающего, что муниципальный жилищный контроль может быть осуществлен только в отношении муниципального жилищного фонда, то результаты такой проверки являются незаконными, а выданное по результатам данной проверки предписание недействительным.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций признали оспариваемое предписание Департамента №94-МЖК/П от 08.09.2016 незаконным.

Решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 07.04.2017 отмененное постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.06.2017 по делу №А07-221/2017. Требования общества с ограниченной ответственностью «Азат» удовлетворены.

Общество с ограниченной ответственностью «Азат» (далее - Общество «Азат») обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан к Управлению земельных и имущественных отношений Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан с иском об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора аренды земельного участка, содержащим следующее требование: принять пункт 3.1 договора аренды земельного участка №866-16 от 06.10.2016 в следующей редакции: «Срок аренды устанавливается с 29.04.2016 до 29.04.2065 (на 49 лет)».

Решением Арбитражного суда Республики Башкортостан от 07.04.2017 в удовлетворении искового заявления отказано.

Общество «Азат» с принятым судебным актом не согласилось и обратилось в арбитражный суд с апелляционной жалобой. Заявленные требования мотивированы тем, что наличие договора аренды, действие которого установлено на неопределенный срок, противоречит требованию подпункта 17 пункта 8 ст. 39.8 Земельного кодекса Российской Федерации, согласно которому договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается на срок до сорока девяти лет в случае предоставления земельного участка в аренду собственнику здания, сооружения, расположенных на таком земельном участке.

Кроме того, по мнению Общества «Азат», наличие договора аренды, действие которого установлено на неопределенный срок не лишает арендатора участка права требовать оформления договора аренды на конкретный срок, поскольку основания и последствия прекращения арендных отношений в указанных случаях различны.

Как следует из материалов настоящего дела и установлено судебными актами по делу А07-10703/2015, обществу «Азат» на праве собственности принадлежат – железная дорога протяженностью 1135,77 метра литер ХХХII, административное нежилое двухэтажное здание общей площадью 225,3 кв.м литер Б, и одноэтажная бытовая общей площадью 35.9 кв.м. литер Т, расположенные по адресу: Республика Башкортостан г. Уфа, ул. Силикатная, д.17/2.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2016 по делу А07-10703/2015 суд обязал Управление земельных и имущественных отношений Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан в течение тридцати дней с момента принятия настоящего постановления осуществить подготовку проекта договора аренды земельного участка с кадастровым номером 02:55:010429:454, площадью 53 671 кв.м., местоположение установлено относительно ориентира, расположенного в границах участка, почтовый адрес ориентира: 450003, Республика Башкортостан, г. Уфа, Ленинский район, ул.Силикатная, и направить проект указанного договора для подписания обществу «Азат».

Во исполнение указанного постановления между Управлением (арендодатель) и ООО «Азат» (арендатор) подписан договор №866-16 аренды земельного участка от 06.10.2016.

По условиям данного договора арендодатель предоставляет, а арендатор принимает в аренду земельный участок из земель населенных пунктов с кадастровым номером 02:55:010429:454, расположенный по адресу: 450003, Ленинский район городского округа г. Уфа Республика Башкортостан, ул. Силикатная (далее – участок), занимаемый производственной базой в границах, указанных в кадастровом паспорте участка, прилагаемом к договору общей площадью 53 671 кв.м.

Размер годовой арендной платы на момент заключения договора составляет 2174161,17 руб.

Срок аренды устанавливается с 29.04.2016 на неопределенный срок (п. 3.1 договора). 06.10.2016 сторонами договора подписан акт приема-передачи земельного участка.

Обществом «Азат» после подписания договора в адрес Управления направлен протокол разногласий к договору аренды земельного участка договор №866-16 от 06.10.2016, где арендатор предложил внести в договор пункт 9.2 согласно которому: «Срок аренды устанавливается с 29.04.2016 до 29.04.20165».

Указанный протокол направлен в адрес Управления 21.10.2016 и получен последним 28.10.2016.

Ссылаясь на то, что направленный в адрес Управления протокол разногласий оставлен без ответа, ООО «Азат» обратилось в суд с настоящим иском. Отказывая в удовлетворении искового заявления, арбитражный суд первой инстанции исходил из квалификации заявленных Обществом требований как требований о разрешении преддоговорного спора.

При этом суд, установив, что договор аренды земельного участка №866-16 от 06.10.2016 подписан сторонами без замечаний и возражений, пришел к выводу о том, что основания для рассмотрения данного дела как преддоговорного спора отсутствуют. Требование Общества, фактически сводится к внесению изменений в уже заключенный договор. Установив отсутствие обстоятельств, которые согласно ст.450 ГК РФ являются основаниями изменения заключенного договора, суд пришел к выводу о том, что требования истца удовлетворению не подлежат.

Арбитражный суд апелляционной инстанции, повторно рассмотрев дело приходит к следующему.

В силу пункта 1 статьи 39.20 Земельного кодекса Российской Федерации (далее – Земельный кодекс), если иное не установлено настоящей статьей или другим федеральным законом, исключительное право на приобретение земельных участков в собственность или в аренду имеют граждане, юридические лица, являющиеся собственниками зданий, сооружений, расположенных на таких земельных участках.

Общество «Азат» является собственником объектов недвижимого имущества расположенных на земельном участке с кадастровым номером 02:55:010429:454.

В силу приведённых выше положений земельного законодательства Общество имеет исключительное право на приобретение указанного земельного участка в аренду.

Обязанность Управления по заключению с обществом «Азат» договора аренды земельного участка кадастровым номером 02:55:010429:454 установлена постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2016 по делу А07-10703/2015.

В соответствии со статьей 606 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору аренды (имущественного найма) арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору (нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное, стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой (пункт 4 ст. 421 Гражданского кодекса).

В силу п. 1 ст. 39.8 Земельного кодекса условия договора аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, определяются гражданским законодательством, настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

Пунктом 8 ст. 39.8 Земельного кодекса, определены минимальные и максимальные сроки действия договора аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности.

Арендатор земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, не имеет преимущественного права на заключение на новый срок договора аренды такого земельного участка без проведения торгов (п.15 ст. 39.8 Земельного кодекса).

Названные положения Земельного кодекса определяют договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в качестве срочного договора и исключают возможность заключения либо продления такого договора на неопределенный срок, условия конкретного договора аренды о сроке аренды подлежат определению в рамках сроков, регламентированных нормой п. 8 ст. 39.8 Земельного кодекса.

Содержание пункта 3.1 договора аренды №866-16 от 06.10.2016, подписанного сторонами настоящего спора, не соответствует требованию вышеназванной нормы Земельного кодекса Российской Федерации, в силу чего условие пункта 3.1 договора аренды не может считаться определенным (согласованным).

Отсутствие согласования условия о сроке договора аренды противоречит требованиям земельного законодательства, вносит правовую неопределенность в правоотношения сторон, чем нарушает права арендатора в сфере предпринимательской деятельности.

При названных обстоятельствах вывод суда первой инстанции о том, что требование Общества, сводится к внесению изменений в уже заключенный договор, суд апелляционной инстанции признает ошибочным.

Поскольку отсутствующее условие не может претерпеть изменений, оснований для применения положений ст. 450 Гражданского кодекса, на которую сослался суд первой инстанции в обоснование отказа в удовлетворении требований Общества, не имеется.

По существу Общество обращается с требованием о принятии не согласованного сторонами при заключении договора условия о сроке аренды в его редакции.

В случаях, когда в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (или иными законами заключение договора обязательно для стороны, направившей оферту (проект договора), и ей в течение тридцати дней будет направлен протокол разногласий к проекту договора, эта сторона обязана в течение тридцати дней со дня получения протокола разногласий известить другую сторону о принятии договора в её редакции либо об отклонении протокола разногласий. При отклонении протокола разногласий либо неполучении извещения о результатах его рассмотрения в указанный срок сторона, направившая протокол разногласий, вправе передать разногласия, возникшие при заключении договора, на рассмотрение суда (пункт 2 статьи 445 Гражданского кодекса).

В случаях передачи разногласий, возникших при заключении договора, на рассмотрение суда на основании статьи 445 Гражданского кодекса либо по соглашению сторон условия договора, по которым у сторон имелись разногласия, определяются в соответствии с решением суда.

Тем самым, по правилам пункта 2 статьи 445, пункта 1 статьи 446 Гражданского кодекса исковое требование общества «Азат» об урегулировании спора, в части установления срока аренды земельного участка подлежит рассмотрению по существу.

При этом арбитражный суд апелляционной инстанции отмечает, что по результатам рассмотрения настоящего спора по существу суд не вправе отказать в удовлетворении искового заявления, поскольку, исходя из предмета требований, обязан утвердить определённую редакцию спорного условия договора аренды земельного участка, то есть установить конкретный срок аренды соответствующего земельного участка.

Согласно п. 3 ст. 610 Гражданского кодекса законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов аренды, а также для аренды отдельных видов имущества. В этих случаях, если срок аренды в договоре не определен и ни одна из сторон не отказалась от договора до истечения предельного срока, установленного законом, договор по истечении предельного срока прекращается.

Договор аренды, заключенный на срок, превышающий установленный законом предельный срок, считается заключенным на срок, равный предельному.

В силу п.п. 17 п.8 ст. 39.8. Земельного кодекса договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается на срок до сорока девяти лет в случае предоставления земельного участка в аренду собственнику здания, сооружения, расположенных на таком земельном участке, или помещений в них, а также в иных случаях, не предусмотренных настоящим пунктом.

С учетом того, что Управлением не приведено доводов свидетельствующих о необходимости определения иного срока действия договора, судебная коллегия, руководствуясь п. 3 ст. 610 Гражданского кодекса полагает возможным удовлетворить требования Общества, определив условие пункта 3.1 договора аренды в предложенной Обществом редакции.

Судебная коллегия отмечает, что приведенные Управлением в отзыве на иск доводы о наличии резервирования земельного участка с кадастровым номером 02:55:010429:454 на основании решения Совета городского округа г. Уфа РБ от 28.01.2015 N 41/6 "О резервировании земель в границах городского округа город Уфа Республики Башкортостан для муниципальных нужд" не нашли подтверждения в судебном заседании.

Так в Приложении N 2 к решению Совета городского округа город Уфа Республики Башкортостан от 28 января 2015 г. N 41/6 под названием «Перечень кадастровых номеров земельных участков, которые полностью или частично расположены в границах резервируемых земель» (далее – Перечень резервируемых земель) указанный земельный участок не поименован.

Включение в указанный перечень земельного участка с кадастровым номером 02:55:010429:55, из которого 26.11.2014 образован спорный участок, не имеет значения для существа настоящего спора по следующим основаниям.

Действительно в соответствии со ст. 56.1 Земельного кодекса Российской Федерации права собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев, арендаторов земельных участков на использование земельных участков могут быть ограничены в связи с резервированием земель для государственных или муниципальных нужд.

Резервирование земель, согласно п. 2 ст. 70.1 Земельного кодекса, допускается в установленных документацией по планировке территории зонах планируемого размещения объектов федерального значения, объектов регионального значения, объектов местного значения, а также в пределах иных необходимых в соответствии с федеральными законами для обеспечения государственных или муниципальных нужд территорий.

Как следует из Перечня резервируемых земель, земельный участок с кадастровым номером 02:55:010429:55 включен в указанный перечень в связи с утверждением администрацией городского округа г. Уфа проекта планировки территории жилого района "Нижегородка" в Ленинском и Советском районах городского округа город Уфа Республики Башкортостан. Данный проект планировки утвержден Постановлением главы Администрации городского округа город Уфа Республики Башкортостан от 17 марта 2010 года N 1202.

Вместе с тем, в силу п. 12.6 статьи 45 Градостроительного кодекса Российской Федерации проект планировки территории, предусматривающий размещение, в том числе, объектов местного значения, для размещения которых допускается изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд, на земельных участках, принадлежащих либо предоставленных физическим или юридическим лицам, органам государственной власти или органам местного самоуправления, не действует в части определения границ зон планируемого размещения таких объектов в случае, если в течение трех лет со дня утверждения данного проекта планировки территории не принято решение об изъятии таких земельных участков для государственных или муниципальных нужд.

Решение об изъятии земельного участка номером 02:55:010429:55 в течение 3-х лет с момента утверждения проекта планировки не принималось.

Доказательств наличия иных оснований резервирования указанного участка, либо образованных из него земельных участков не представлено, в силу чего довод Управления о наличии резервирования спорного земельного участка и тем самым наличии ограничений по сроку предоставления указанного участка в аренду, предусмотренных подпунктом 13 пункта 8 статьи 39.8 Земельного кодекса несостоятелен.

При таких обстоятельствах арбитражный суд апелляционной инстанции решение от 07.04.2017 арбитражного суда первой инстанции отменяет. Требования общества «Азат» удовлетворяет, а именно – урегулировать спор, возникший между обществом «Азат» и Управлением путём утверждения предложенной Обществом редакции п. 3.1 договора аренды земельного участка №866-16 от 06.10.2016 в следующей редакции: «3.1. Срок аренды устанавливается с 29.04.2016 по 28.04. 2065 - на 49 (сорок девять) лет».

Рассмотренные судебные акт подтверждает необходимость четкого и буквального толкования органами местного самоуправления норм законов в их совокупности и взаимосвязи, рассмотрения заявлений физических и юридических лиц в соответствии с нормами закона, действующими на момент обращения данных лиц.

Кроме того требования государственных, муниципальных органов, наделенные полномочиями выдавать обязательные для исполнения предписания, должны быть основаны на нормах закона, в рамках предоставленных полномочий.


Информация о правоприменительной практике по результатам вступивших в 1 квартале 2017 года в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов власти других регионов

Решение Арбитражного суда Омской области от 21.12.2016 по делу № А46-14721/2016, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 22.03.2017, о признании незаконным отказа Департамента имущественных отношений города Омска в предоставлении в аренду земельного участка.

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Омской области с заявлением к Департаменту имущественных отношений города Омска о признании незаконным отказа в предоставлении в аренду земельного участка для размещения некоммерческой парковки в порядке статьи 34 Земельного кодекса Российской Федерации и об обязании Департамента в месячный срок с момента вступления в силу решения суда принять решение о предоставлении указанного земельного участка в аренду.

Требование мотивировано тем, что 23.12.2013 предприниматель обратился в Департамент с заявлением о предоставлении в собственность земельного участка, который граничит с принадлежащим ему участком, для размещения некоммерческой парковки.

Письмом от 12.02.2014 предприниматель был уведомлен о невозможности предоставления испрашиваемого земельного участка в связи со следующими обстоятельствами:
- на земельном участке находятся инженерные коммуникации;
- размещение некоммерческих парковок необходимо решать в комплексе с объектами капитального строительства, в границах предоставленного земельного участка.

Бездействие Департамента было обжаловано предпринимателем в Арбитражный суд Омской области.

Решением от 22.04.2014 по делу № А46-3482/2014, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда и постановлением суда кассационной инстанции, требования заявителя удовлетворены. В качестве способа восстановления нарушенного права суд обязал Департамент утвердить и выдать предпринимателю схему расположения земельного участка для размещения некоммерческой парковки на кадастровом плане (кадастровой карте) территории согласно заявлению предпринимателя от 23.12.2013.

08.10.2014 Департаментом имущественных отношений города Омска была утверждена схема расположения на кадастровом плане территории земельного участка 55:36:120102:ЗУ1.

Заявителем было обеспечено выполнение кадастровых работ в отношении данного земельного участка. Земельный участок был поставлен на государственный кадастровый учет с присвоением ему кадастрового номера 55:36:120102:4230.

24.09.2015 предприниматель обратился в Департамент с заявлением о предоставлении в аренду земельного участка с кадастровым номером 55:36:120102:4230.

В письме от 14.10.2015 Департамент сообщил заявителю о том, что подготовка распоряжения о предоставлении испрашиваемого земельного участка не представляется возможной.

Полагая, что принятое Департаментом по заявлениям 23.12.2003, 24.09.2015 и изложенное в письмах от 12.02.2014, от 14.10.2015 решение о невозможности предоставления участка в аренду является незаконным и нарушающим его права и законные интересы, предприниматель обратился в Арбитражный суд Омской области с заявлением об оспаривании данного решения.

Решением Арбитражного суда Омской области от 03.03.2016 по делу № А46-15927/2015, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда, суд признал незаконным решение о невозможности предоставления в аренду земельного участка с кадастровым номером 55:36:120102:4230, для размещения некоммерческой парковки, принятое Департаментом по заявлениям предпринимателя от 23.12.2013, 24.09.2015 и изложенное в письмах Департамента от 12.02.2014, от 14.10.2015; обязал Департамент осуществить действия по рассмотрению заявления предпринимателя от 23.12.2013 о предоставлении земельного участка с кадастровым номером 55:36:120102:4230, для размещения некоммерческой парковки, в порядке статьи 34 Земельного кодекса Российской Федерации, в редакции, действующей до 01.03.2015.

Во исполнение решения суда Департаментом подготовлен ответ от 13.07.2016, в котором предпринимателю отказано в предоставлении земельного участка.

Отказ мотивирован тем, что в настоящее время в действующей редакции Земельного кодекса Российской Федерации отсутствует статья 34. Кроме того в соответствии с пунктом 1 статьи 39.6 Земельного кодекса Российской Федерации договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается на торгах, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 указанной статьи.

Предприниматель, полагая, что указанный отказ Департамента является незаконным и нарушающим его права и интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обратился в Арбитражный суд Омской области с настоящим заявлением.

Разрешая данный спор по существу, суды первой и апелляционной инстанций указали, что на момент подачи индивидуальным предпринимателем заявления о предоставлении земельного участка порядок предоставления гражданам земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, для целей, не связанных со строительством был урегулирован в статье 34 Земельного кодекса Российской Федерации.

Статья 34 Земельного кодекса Российской Федерации утратила силу с 01.03.2015.

Вместе с тем, в силу пункта 3 статьи 34 Федерального закона от 23.06.2014 № 171-ФЗ "О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" в случае, если до дня вступления в силу настоящего Федерального закона органом государственной власти или органом местного самоуправления утверждена схема расположения земельного участка на кадастровом плане или кадастровой карте территории в целях его предоставления для целей, не связанных со строительством и (или) с эксплуатацией зданий, сооружений, предоставление такого земельного участка осуществляется в соответствии со статьей 34 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), но не позднее 01.01.2018.

Поскольку в рассматриваемом случае схема расположения земельного участка 55:36:120102:ЗУ1 была утверждена Департаментом 08.10.2014, а цель его использования не связана со строительством, суды двух инстанций пришли к выводу о том, что предприниматель вправе претендовать на предоставление земельного участка в порядке, предусмотренном статьей 34 Земельного кодекса Российской Федерации, действовавшей до 01.03.2015.

Кроме того, в обоснование оспариваемого отказа Департамент в письме от 13.07.2016 указал, что 28.01.2014 городской комиссией по рассмотрению обращений о предоставлении земельных участков уже было принято решение о невозможности предоставления испрашиваемого земельного участка.

В опровержение данного довода суды двух инстанций привели позицию, выраженную в Определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.11.2010 № ВАС-12881/10 и постановлении Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 15.02.2011 по делу № А78-1194/2010, согласно которой вопрос о возможности или невозможности предоставления земельного участка в собственность либо в аренду должен быть разрешен после составления и утверждения схемы расположения земельного участка на кадастровом плане или кадастровой карте соответствующей территории в установленном порядке.

При вынесении судебных актов по делу № А46-3482/2014 по заявлению индивидуального предпринимателя о признании незаконным бездействия Департамента, выразившегося в неутверждении и невыдаче в установленный срок схемы расположения земельного участка, суды указали, что наличие утвержденной схемы расположения земельного участка является обязательным условием рассмотрения вопроса о его предоставлении.

Однако, в рассматриваемом случае, несмотря на утверждение схемы расположения земельного участка и постановку его на государственный кадастровый учет, вопрос о возможности или невозможности предоставления указанного объекта недвижимого имущества решен Департаментом не был. Схема земельного участка при подготовке ответа от 13.07.2016 учтена не была.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций признали оспариваемое решение незаконным и возложили на Департамент обязанность в месячный срок с момента вступления судебного акта в законную силу на основании заявления индивидуального предпринимателя от 23.12.2013 принять решение о предоставлении в аренду земельного участка с кадастровым номером 55:36:120102:4230, в порядке, установленном статьей 34 Земельного кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до 01.03.2015.

Рассмотренный судебный акт подтверждает необходимость четкого и буквального толкования органами местного самоуправления норм законов в их совокупности и взаимосвязи, а также рассмотрения заявлений физических и юридических лиц в соответствии с нормами закона, действующими на момент обращения данных лиц.


Информация о правоприменительной практике по результатам вступивших в 4 квартале 2016 года в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов власти других регионов

1) Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 03.11.2016 по делу № А75-10607/2016 о признании недействительным предписания Департамента строительства и жилищно-коммунального комплекса Нефтеюганского района о необходимости произвести перерасчет размера платы за содержание и ремонт жилого помещения и коммунальные услуги в части возврата платы за монтаж общедомового узла учета тепловой энергии.

Общество с ограниченной ответственностью «Сибирь» (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры с заявлением к Департаменту строительства и жилищно-коммунального комплекса Нефтеюганского района (далее - Департамент) о признании незаконным и отмене предписания от 05.05.2015 о необходимости в срок до 01.06.2015 произвести перерасчет размера платы за содержание и ремонт жилого помещения и коммунальные услуги в части возврата платы за монтаж общедомового узла учета тепловой энергии.

Требование мотивировано тем, что в отношении общества была проведена документарная проверка по обращению гражданки, проживающей в пгт. Пойковский, с вопросом о незаконности взимания платы за установку общедомового узла учета тепловой энергии, по результатам которой Департаментом был составлен акт и выдано предписание о необходимости произвести перерасчет размера платы за содержание и ремонт жилого помещения и коммунальные услуги в части возврата гражданке платы за монтаж общедомового узла учета тепловой энергии по жилому помещению.

Полагая, что предписание не соответствуют действующему законодательству и нарушает права и законные интересы общества, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Как следует из обстоятельств данного дела, первоначально по вопросу произведения перерасчета платы за установку узла учета тепловой энергии гражданка обратилась в ООО «Сибирь». Поскольку стоимость установки общедомового узла учета включена в тариф на содержание и ремонт общего имущества, в перерасчете платы гражданке было отказано.

Собственником помещения - администрацией городского поселения Пойковский в адрес гражданки также был направлен ответ о невозможности изменения тарифа, утвержденного на общем собрании, также гражданке рекомендовано обратиться с заявлением о выделении материальной помощи.

По результатам проверки ООО «Сибирь» по обращению гражданки Департаментом был составлен акт и выдано предписание, согласно пункту 1 которого обществу в срок до 01.06.2015 необходимо произвести перерасчет размера платы за содержание и ремонт жилого помещения и коммунальные услуги в части возврата гражданке платы за монтаж общедомового узла учета тепловой энергии.

Суд, проанализировав в совокупности и взаимосвязи нормы Федерального закона от 23.11.2009 № 261-ФЗ «Об энергоснабжении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ч. 4 ст. 12) , Жилищного кодекса РФ (ч.ч. 2, 2.3 ст. 161, ч. 2 ст. 162), пришел к выводу о том, что проведение мероприятий по энергоснабжению и повышению энергетической эффективности многоквартирного дома, которые обязательны в силу Закона № 261-ФЗ для собственников помещений в многоквартирном доме, становится обязательным и для управляющей компании при заключении с ней договора управления многоквартирным домом.

Работы по установке приборов учета используемых энергоресурсов, как и другие мероприятия по энергосбережению и повышению энергетической эффективности, включенные в утвержденный в установленном законодательством Российской Федерации порядке перечень мероприятий, отнесены к обязательным работам по содержанию жилого дома, в связи с чем, должны осуществляться независимо от наличия решения общего собрания собственников помещений в доме о проведении этих работ. При наличии заключенного договора управления многоквартирным домом управляющая компания обязана выполнять требования подпунктов «и» и «к» пункта 11 Правил с отнесением расходов на проведение указанных мероприятий на собственников помещений в многоквартирном доме.

В соответствии с пунктом 1.1. статьи 154 ЖК РФ плата за жилое помещение и коммунальные услуги для нанимателя жилого помещения по договору найма жилого помещения жилищного фонда социального использования включает в себя:
- плату за наем жилого помещения, устанавливаемую в соответствии со статьей 156.1 Жилищного Кодекса РФ;
- плату за коммунальные услуги.

Подпунктом «к» пункта 11 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.2006 № 491, установлено, что содержание общего имущества в зависимости от состава, конструктивных особенностей, степени физического износа и технического состояния общего имущества, а также в зависимости от геодезических и природно-климатических условий расположения многоквартирного дома включает в себя обеспечение установки и ввода в эксплуатацию коллективных (общедомовых) приборов учета холодной и горячей воды, тепловой и электрической энергии, природного газа, а также их надлежащей эксплуатации (осмотры, техническое обслуживание, поверка приборов учета и т.д.).

В силу статьи 36 ЖК РФ, Федерального закона «Об энергосбережении и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» мероприятия, проводимые в рамках энергосбережения в многоквартирном доме, могут осуществляться за счет платы за содержание и ремонт общего имущества в МКД.

По дому гражданки плата за установку узла учета тепловой энергии включена в тариф платы за содержание жилого помещения, в том числе на основании решения общего собрания собственников помещений.

В силу статей 44-48 ЖК РФ решение, принятое на общем собрании собственников помещений, обязательно для всех собственников помещений в МКД.

Суд, приняв во внимание, что управляющая компания обязана выполнять принятые собственниками решения, а также руководствуясь ст. 153 ЖК РФ, из которой следует, что плата за содержание и ремонт жилого помещения обязательна как для собственников, так и для лиц, использующих данные помещения по договору найма, аренды или на других законных основаниях, пришел к выводу, что предписание Департамента подлежит признанию незаконным, как возлагающее на общество обязанности, не предусмотренные законом.

Вместе с тем суд указал, что наниматель жилого помещения вправе предъявить претензии о возмещении расходов по установке общедомового узла учета тепловой энергии к собственнику жилого помещения.

Также суд отметил, что предписание должно отвечать критериям исполнимости, тогда как в оспариваем предписании не указан календарный период, за который необходимо сделать перерасчет. Без этого возможно только предполагать начало такого периода - с даты заключения договора социального найма, с даты утверждения соответствующих расходов по установке общедомового узла учета в составе платы за содержание или иная дата. Окончание такого периода предположить невозможно.

Вместе с тем, требования государственных, муниципальных органов, наделенных полномочиями выдавать обязательные для исполнения предписания, должны быть основаны на нормах закона, конкретны, понятны и не допускать двоякого толкования.

2) Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 30.08.2016 по делу № А75-7906/2016, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2016, о признании незаконным отказа Администрации Нефтеюганского района в выдаче разрешения на ввод объектов в эксплуатацию.

ООО «Екатеринбург-2000» (далее – Общество) обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа-Югры с заявлением к Администрации Нефтеюганского района (далее – Администрация) о признании незаконным отказа в выдаче разрешения на ввод объектов в эксплуатацию и обязании в течение 30 дней с даты вступления решения суда в законную силу устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем проведения осмотра вводимых в эксплуатацию объектов капитального строительства на предмет проверки их соответствия требованиям, установленным в разрешении на строительство, градостроительном плане земельного участка, а также требованиям оснащенности объектов капитального строительства приборам учета используемых энергетических ресурсов, по результатам которого принять решение о выдаче разрешения на ввод объектов в эксплуатацию или об отказе в выдаче такого разрешения с указанием причин отказа.

Требование мотивировано тем, что в мае 2016 ООО «Екатеринбург- 2000» обратилось в Администрацию с заявлением о выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию объектов капитального строительства: «Базовая станция «845 м.»; «Базовая станция «Пойковский»; «Базовая станция «Лемпино».

Уведомлением от 17.05.2016 Администрация отказала Обществу в выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию объектов капитального строительства по причине отсутствия одного из документов, предусмотренных частью 3 статьи 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации (далее-ГрК РФ), а именно - заключения органа государственного строительного надзора о соответствии построенного объекта капитального строительства требованиям технических регламентов и проектной документации.

Полагая, что указанный отказ Администрации является незаконным, Общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Разрешая спор по существу, арбитражный суд, руководствуясь ст.ст. 49, 54, 55 ГрК РФ, пришел к выводу о том, что в отношении спорных объектов капитального строительства должен был осуществляться государственный строительный надзор, который фактически не осуществлялся.

Так, письмом от 09.02.2015 Служба жилстройнадзора Югры отказала Обществу в осуществлении государственного строительного надзора, ссылаясь на то, что объекты фактически выстроены, извещение о начале строительства объектов направлено несвоевременно; также Служба сообщила о невозможности получения положительного заключения о соответствии построенных объектов капитального строительства требованиям технических регламентов и проектной документации, в том числе требованиям энергетической эффективности и требованиям оснащенности объекта капитального строительства приборами учета используемых энергетических ресурсов.

Таким образом, Обществом при обращении с заявлением о выдаче разрешения на ввод объектов в эксплуатацию не было соблюдено требование, предусмотренное пунктом 9 части 3 статьи 55 ГрК РФ, то есть, документы, предусмотренные частью 3 названной статьи, предоставлены в уполномоченный орган - Администрацию не в полном объеме.

Между тем, суд пришел к выводу о том, что отсутствие заключения органа государственного строительного надзора не может являться безусловным основанием для отказа в выдаче Обществу разрешения на ввод построенных им объектов в эксплуатацию.

Так, согласно части 5 статьи 55 ГрК РФ орган, выдавший разрешение на строительство объекта капитального строительства, в течение десяти дней со дня поступления заявления о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, обязан не только проверить наличие и правильность оформления документов, перечисленных в части 3 названной статьи, но и произвести осмотр вводимого в эксплуатацию объекта, который не проводится только в случае, если при строительстве или реконструкции объекта осуществлялся государственный строительный надзор. В ходе осмотра объекта капитального строительства осуществляется проверка соответствия данного объекта требованиям, установленным в разрешении на строительство, градостроительном плане земельного участка, а также требованиям проектной документации, в том числе требованиям энергетической эффективности и требованиям оснащенности объектов капитального строительства приборами учета используемых энергетических ресурсов.

Учитывая указанное, суд отметил, что отсутствие заключения органа государственного строительного надзора, фактически не осуществлявшего надзор в отношении спорного объекта, не исключает обязанность Администрации, выдавшей Обществу разрешение на строительство, в пределах предоставленной ему частью 5 статьи 55 ГрК РФ компетенции, осуществить осмотр объектов на предмет соответствия их требованиям, установленным в разрешении на строительство, градостроительном плане земельного участка, и требованиям проектной документации.

При этом суд указали, что такой осмотр Администрация не проводила, оценка соответствия выстроенного объекта требованиям, установленным в разрешении на строительство, градостроительном плане земельного участка, и требованиям проектной документации дана не была.

Кроме того, суд, руководствуясь частями 3.2, 6.1 статьи 55 ГрК РФ, указал, что Администрация обязана была запросить заключение органа государственного строительного надзора в отношении объекта капитального строительства в Службе, что сделано не было.

При таких обстоятельствах, суд признал оспариваемый отказ Администрации незаконным, как не соответствующий положениям статьи 55 ГрК РФ и нарушающий права и законные интересы заявителя и возложил на ответчика обязанность по устранению допущенных нарушений прав и законных интересов Общества путем проведения осмотра вводимого в эксплуатацию объекта капитального строительства на предмет проверки соответствия такого объекта требованиям, установленным в разрешении на строительство, градостроительном плане земельного участка, а также требованиям проектной документации, в том числе требованиям энергетической эффективности и требованиям оснащенности объекта капитального строительства приборами учета используемых энергетических ресурсов по результатам которого уполномоченному органу надлежит принять решение о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию объекта или об отказе в выдаче такого разрешения с указанием причин отказа.

Рассмотренный в первом пункте настоящего доклада судебный акт (решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 03.11.2016 по делу № А75-10607/2016) подтверждает необходимость не только четкого и буквального толкования органами местного самоуправления норм законов, причем в их совокупности и взаимосвязи, но и принятия решений четко отвечающих критериям исполнимости.

Данные решения (предписания) должны быть основаны на нормах закона, конкретны, понятны и не должны допускать двоякого толкования, поскольку неправильно понятое или неисполнимое решение (предписание) в случае его исполнения лицом, которому оно выдано, может повлечь негативные для него последствия при толковании административным органом решения (предписания) в ином смысле.

По второму судебному акту (решению Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 30.08.2016 по делу № А75-7906/2016), рассмотренному на заседании Общественного совета Нефтеюганского района, можно сказать следующее:

Администрация Нефтеюганского района, посчитав, что арбитражным судом при разрешении данного спора неверно истолкована ч. 5 ст. 55 ГрК РФ, согласно которой, в случае, если при строительстве, реконструкции объекта капитального строительства осуществляется государственный строительный надзор, осмотр такого объекта органом, выдавшим разрешение на строительство, не проводится, обратилась в Арбитражный суд Западно-Сибирского округа с кассационной жалобой. На данный момент жалоба Администрации не рассмотрена.


Информация о правоприменительной практике по результатам вступивших в 3 квартале 2016 года в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов власти других регионов

1.Решение Сургутского городского суда от 03.03.2016, оставленное без изменения апелляционным определением Суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 19.07.2016, о признании незаконным бездействия Администрации г. Сургута по принятию мер, направленных на предоставление жилого помещения по договору социального найма во внеочередном порядке.

Прокурор в интересах граждан, являющихся членами семьи, обратился в суд с иском к Администрации города Сургута о возложении обязанности по предоставлению благоустроенного жилого помещения по договору социального найма, равнозначного по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечающего установленным санитарным и техническим требованиям и находящееся в границах г. Сургута в течение трех месяцев со дня вступления в силу решения суда.

Требование мотивировано тем, что семья проживает в двухкомнатной квартире, общей площадью 48 кв.м., расположенной в г. Сургуте на основании договора социального найма жилого помещения от 01 марта 2013 года. Заключением межведомственной комиссии от 19 ноября 2013 года дом, в котором расположено указанное жилое помещение, признан аварийным и подлежащим сносу. Дальнейшая эксплуатация здания не возможна, в связи с чем, у семьи возникло право требования предоставления жилого помещения во внеочередном порядке.

Ответчик, не отрицая проживание истца в аварийном доме, подлежащем сносу, настаивал на том, что основания для внеочередного предоставления семье жилого помещения отсутствуют, поскольку не подошла очередь сноса дома. Расселение жильцов данного дома запланировано в 2019 году с последующим сносом дома, при этом истцом не представлено доказательств того, что состояние жилого дома создает реальную угрозу жизни и здоровью граждан.

Рассматривая спор по существу су установил, что действительно, из пункта 49 Положения «О признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции», утверждённого постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года № 47, следует, что отселение граждан, проживающих в жилых помещениях, признанных непригодными для проживания, происходит в установленные органом местного самоуправления сроки.

Вместе с тем, суд, со ссылкой на Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за второй квартал 2009 года, указал, что в случае, если при рассмотрении дела будет установлено, что помещение, в котором проживает гражданин, представляет опасность для жизни и здоровья человека по причине его аварийного состояния, то предоставление иного жилого помещения, отвечающего санитарным и иным техническим требованиям, взамен непригодного для проживания не может быть поставлено в зависимость от наличия плана и срока сноса дома.

При этом суд установил, что в соответствии с распоряжением Администрации «О сроках отселения физических и юридических лиц из домов, признанных аварийными и подлежащими сносу, а также из домов, являющихся ветхими, и из жилых помещений, непригодных для проживания» жилой дом семьи включён в Список жилых домов, подлежащих сносу под номером 233, срок отселения проживающих в доме граждан определён 2019 год.

По результатам обследования жилого дома Межведомственная комиссия муниципального образования сделала вывод о том, что техническое состояние несущих строительных конструкций жилого здания недопустимое; физический износ строительных конструкций и инженерных коммуникаций значительный, физический износ здания в целом 75,4%, эксплуатационные показатели здания исчерпаны, требование действующих норм, предъявляемых к жилым помещениям нарушены, проведение капитального ремонта не целесообразно. Жилой дом является аварийным и подлежит сносу.

Кроме того, суд принял во внимание обстоятельство того, что 15 января 2010 года в указанном доме произошёл пожар. В результате пожара выгорел второй подъезд дома, который был снесён. Сведений о том, что после сноса второго подъезда были проведены мероприятия по укреплению несущих конструкций дома, дело не содержит.

При таких обстоятельствах, суд признал, что определённый муниципалитетом срок сноса дома не является обоснованным. Имеются основания для восстановления прав семьи путём понуждения Администрации предоставить в пользование другое равнозначное жилое помещение вне очереди, вне зависимости от сроков, установленных органом местного самоуправления для переселения жильцов дома.

Также, следует отметить, что суд не принял во внимание факт того, что семья не состоит на учёте граждан, нуждающихся в жилом помещении, указав при этом на то, что положения ст.ст. 85, 87, 89 Жилищного кодекса Российской Федерации не связывают право гражданина на предоставление равнозначного жилого помещения по договору социального в связи с признанием жилого дома непригодным для проживания и подлежащим сносу с необходимостью признания его нуждающимся в жилом помещении.

2. Решение Арбитражного суда Омской области от 01.06.2016 по делу № А46-1484/2016, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 30.08.2016, о признании незаконным отказа в выдаче разрешения на установку рекламной конструкции.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд Омской области с заявлением о признании незаконным отказа Департамента имущественных отношений Администрации города Омска в выдаче разрешения на установку рекламной конструкции. Кроме того, заявитель просил обязать Департамент выдать разрешение на установку рекламной конструкции.

Из обстоятельств данного дела следует, что 23.10.2015 Общество обратилось в Департамент имущественных отношений Администрации города Омска с заявлением о выдаче разрешения на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на здании.

10.11.2015 Департамент сообщил Обществу об отказе в выдаче испрашиваемого разрешения, сославшись на то, что в представленном протоколе общего собрания собственников отсутствует приложение с реестром собственников помещений, поэтому протокол не может быть принят к рассмотрению, на то, что срок действия договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции не соответствует предельным срокам, на которые могут заключаться данные договоры, что противоречит части 17 статьи 19 Федерального закона "О рекламе", и на то, что к заявлению Общества не приложен проект размещения рекламной конструкции, утвержденный собственниками.

Суды первой и апелляционной инстанций, проанализировав сформулированные выше обстоятельства, а также оценив имеющиеся в материалах дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи, пришли к выводу о том, что приведенные Департаментом в письме от 10.11.2015 основания для отказа не являются достаточными.

В силу положений части 9 статьи 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе" установка рекламной конструкции допускается при наличии разрешения на установку рекламной конструкции, выдаваемого на основании заявления собственника или иного указанного в частях 5 - 7 настоящей статьи законного владельца соответствующего недвижимого имущества либо владельца рекламной конструкции органом местного самоуправления муниципального района или органом местного самоуправления городского округа, на территориях которых предполагается осуществить установку рекламной конструкции.

В силу положений пункта 15 статьи 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ решение об отказе в выдаче разрешения должно быть мотивировано и принято органом местного самоуправления исключительно по следующим основаниям:
1) несоответствие проекта рекламной конструкции и ее территориального размещения требованиям технического регламента;
2) несоответствие установки рекламной конструкции в заявленном месте схеме территориального планирования или генеральному плану;
3) нарушение требований нормативных актов по безопасности движения транспорта;
4) нарушение внешнего архитектурного облика сложившейся застройки поселения или городского округа;
5) нарушение требований законодательства Российской Федерации об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации, их охране и использовании;
6) нарушение требований, установленных частями 5.1 - 5.7 и 9.1 данной статьи.

Как усматривается из письма от 10.11.2015, в котором изложен оспариваемый отказ, основанием для отказа в выдаче разрешения явилось, в том числе, неприложение к протоколу общего собрания собственников помещений в здании по вопросу одобрения заключения с Обществом договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на фасаде здания реестра собственников помещений в таком здании.

Вместе с тем, суд отметил, что в соответствии с пунктом 11 статьи 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ к заявлению прилагаются:

1) данные о заявителе - физическом лице. Данные о государственной регистрации юридического лица или о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя запрашиваются уполномоченным на выдачу разрешений органом в федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, физических лиц в качестве индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств;

2) подтверждение в письменной форме согласия собственника или иного указанного в частях 5 , 6, 7 данной статьи законного владельца соответствующего недвижимого имущества на присоединение к этому имуществу рекламной конструкции, если заявитель не является собственником или иным законным владельцем недвижимого имущества.

При этом в случае, если для установки и эксплуатации рекламной конструкции необходимо использование общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, документом, подтверждающим согласие этих собственников, является протокол общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.

Таким образом, суды двух инстанций пришли к выводу о том, что действующим законодательством не предусмотрено обязательное приложение к заявлению о выдаче разрешения на установку рекламной конструкции реестра собственников помещений в соответствующем здании; применительно к рассматриваемому этапу согласования размещения рекламной конструкции надлежащим доказательством его соблюдения является сам протокол общего собрания собственников помещений в доме.

Между тем, данный документ (протокол общего собрания от 11.05.2015) приложен Обществом к заявлению о выдаче разрешения на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на здании.

При этом суд апелляционной инстанции также отметил, что в случае возникновения у Департамента обоснованных сомнений в правомочности общего собрания собственников помещений в здании, заинтересованное лицо имело возможность самостоятельно запросить сведения о собственниках помещений в рассматриваемом здании в государственном органе, осуществляющем регистрацию прав на недвижимое имущество.

Далее, основанием для отказа в выдаче разрешения на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на здании по заявлению Общества, послужило заключение Обществом с собственниками помещений в здании договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции сроком действия на один год, при том, что в соответствии с постановлением Правительства Омской области от 09.09.2013 N 215-п "Об установлении предельных сроков, на которые могут заключаться договоры на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, в зависимости от типов и видов рекламных конструкций и применяемых технологий демонстрации рекламы" предельные сроки, на которые могут заключаться договоры на установку и эксплуатацию крышных рекламных конструкций на зданиях, установлены от пяти до десяти лет.

Вместе с тем, частью 17 статьи 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе", в соответствии с которой принято упомянутое выше постановление Правительства Омской области, предусмотрено, что в случае, если владелец рекламной конструкции является собственником недвижимого имущества, к которому присоединяется рекламная конструкция, разрешение выдается на срок, указанный в заявлении, при условии соответствия указанного срока предельным срокам, которые установлены субъектом Российской Федерации и на которые могут заключаться договоры на установку и эксплуатацию рекламных конструкций.

Однако в рассматриваемом случае Общество не является собственником здания, к которому планируется присоединить рекламную конструкцию, в связи с чем, суд первой инстанции, руководствуясь буквальным содержанием процитированной выше нормы Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ, обоснованно указал на то, что правило, предусмотренное частью 17 статьи 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ и, как следствие, положения постановления Правительства Омской области от 09.09.2013 N 215-п, принятого в развитие названной нормы Федерального закона, не подлежат применению к настоящей ситуации.

Кроме того, суд апелляционной инстанции отметил, что формулировка части 17 статьи 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ о соответствии срока, на который испрашивается разрешение на установку и эксплуатацию рекламной конструкции, предельным срокам, которые установлены субъектом Российской Федерации и на которые могут заключаться договоры на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, а также примеры определения сроков заключения договоров на установку и эксплуатацию рекламных конструкций во исполнение Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ, имевшие место в иных субъектах Российской Федерации (например, постановление Правительства Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 03.10.2013 N 401-п "О предельных сроках, на которые могут заключаться договоры на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, в зависимости от типов и видов рекламных конструкций и применяемых технологий демонстрации рекламы"), позволяют сделать обоснованный вывод о том, что органами власти субъекта Российской Федерации в соответствии с частью 17 статьи 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ могут устанавливаться только предельные, то есть максимальные, сроки заключения обозначенных договоров, но не минимальный срок таких договоров, как это предусмотрено рассматриваемым в данном случае постановлением Правительства Омской области от 09.09.2013 N 215-п (не менее 5 лет).

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции посчитал, что постановление Правительства Омской области от 09.09.2013 N 215-п, фактически ограничивающее права собственников недвижимого имущества, к которому планируется присоединить рекламную конструкцию, предоставить такое имущество в пользование третьему лицу для размещения рекламной конструкции на срок менее пяти лет, не соответствует положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющим содержание права собственности, и по этому основанию не может применяться при разрешении настоящего спора.

По мнению суда апелляционной инстанции, рассматриваемое положение постановления Правительства Омской области от 09.09.2013 N 215-п также ограничивает право арендатора по договору на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на свободное заключение договора и согласование срока его действия, предусмотренное статьями 421 , 610 (с учетом ограничения такого права частью 17 статьи 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ "О рекламе", предусматривающей возможность установления предельного срока названного договора), поскольку обязывает заключать соответствующий договор, а, значит, и вносить плату за пользование имуществом, на срок не менее пяти лет, вне зависимости от срока, в течение которого субъект хозяйственной деятельности планирует осуществлять соответствующий вид экономической деятельности и планирует использовать предоставленное ему имущество для размещения рекламной конструкции.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанции посчитали, что заключение Обществом с собственниками помещений здания договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на фасаде такого здания на срок менее пяти лет, а именно - на один год, не противоречит действующему федеральному законодательству и не является основанием для отказа в предоставлении разрешения, испрашиваемого Обществом.

При этом обстоятельство, указанное в пункте 3 письма Департамента от 10.11.2015, а именно: непредставление заявителем проекта размещения рекламных конструкций, утвержденного собственниками помещений в здании, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку из материалов дела усматривается, что к заявлению на выдачу разрешения на установку и эксплуатацию рекламной конструкции от 23.10.2015 приложены документы и сведения, относящиеся к территориальному размещению, внешнему виду и техническим параметрам рекламной конструкции, а в протоколе общего собрания собственников помещений здания, как уже указывалось выше, одобрено заключение с Обществом договора на установку и эксплуатацию соответствующей рекламной конструкции.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций признали оспариваемое решение незаконным и возложили на Департамент обязанность по выдаче разрешения на установку рекламной конструкции.


Информация
о правоприменительной практике по результатам вступивших во
II квартале 2016 года в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов власти других регионов

1) Решение Арбитражного суда Тюменской области от 16.03.2016, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 27.06.2016 по делу № А70-14499/2015 об оспаривания решения Департамента имущественных отношений Тюменской области об обязании совершить действия.

Как следует из материалов дела Общество с ограниченной ответственностью (далее-Общество) обратилось в Арбитражный суд Тюменской области с заявлением к департаменту имущественных отношений Тюменской области с заявлением (далее - департамент) об оспаривании решения департамента от 06.08.2015г. об обязании совершить действия.

Решением Арбитражного суда Тюменской области от 16.03.2016 заявленные Обществом требования удовлетворены, решение департамента об отказе в предоставлении Обществу в собственность за плату земельного участка под нежилыми строениями и сооружениями (база отдыха), признано незаконным.

В целях восстановления нарушенного права Общества на департамент возложена обязанность в течение 14 рабочих дней со дня вступления в законную силу решения суда по настоящему делу повторно рассмотреть заявление Общества о предоставлении земельного участка в собственность за плату.

Не согласившись с принятым судебным актом в части избранного судом первой инстанции способа восстановления его нарушенного права, Общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции изменить в означенной части.

По мнению Общества, избранный судом первой инстанции способ восстановления нарушенного его права, не соответствует положениям статьи 201 Арбитражно-процессуального кодекса РФ (далее-АПК РФ), статье 39.20 Земельного кодекса РФ (далее-ЗК РФ), а также ранее действовавшей статьи 36 ЗК РФ, и препятствует реализации Обществом права на предоставление в собственность земельного участка за плату, на котором расположены принадлежащие ему на праве собственности объекты недвижимости.

Разрешая настоящий спор по существу, суд установил следующие обстоятельства:

Обществу на праве собственности принадлежат объекты недвижимого имущества.

Указанные объекты недвижимости расположены на земельном участке с разрешенным видом использования – для эксплуатации базы отдыха «Голубой факел».

22.07.2015г. Общество обратилось в департамент с заявлением о предоставлении в собственность за плату земельного участка под нежилые строения и сооружения (база отдыха).

На данное обращение Обществу было отказано в предоставлении в собственность за плату земельного участка под нежилые строения и сооружения.

Названный отказ сформулирован в решении и мотивирован со ссылками на положения статей 39.2, 39.16, 39.17 ЗК РФ нахождением земельного участка в зоне особо охраняемых природных территорий и невозможностью его предоставления заявителю на испрашиваемом праве (в собственность.)

Департамент ссылается на то, что испрашиваемый земельный участок расположен на землях особо охраняемых природных территорий, относится к землям, ограниченным в обороте и не предоставляется в частную собственность. Предоставление испрашиваемого земельного участка возможно только в аренду.

Удовлетворяя требования общества, суд основывался на следующем:

В соответствии с пп. 1 п. 4 ст. 27 ЗК РФ из оборота изъяты земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности государственными природными заповедниками и национальными парками (за исключением случаев, предусмотренных статьей 95 ЗК РФ)).

Согласно пп. 1 п. 5 ст. 27 ЗК РФ ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки в пределах особо охраняемых природных территорий, не указанные в пункте 4 настоящей статьи. Таким образом, в силу буквального толкования положений пп. 1 п. 5 ст. 27 ЗК РФ ограниченными в обороте признаются земельные участки, находящиеся в пределах особо охраняемых природных территорий.

Согласно п.1. п. 2 ст. 94 ЗК РФ к землям особо охраняемых территорий относятся земли, которые имеют особое природоохранное, научное, историко- культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное ценное значение, которые изъяты в соответствии с постановлениями федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации или решениями органов местного самоуправления полностью или частично из хозяйственного использования и оборота и для которых установлен особый правовой режим.

К землям особо охраняемых территорий относятся земли: 1) особо охраняемых природных территорий; 2) природоохранного назначения; 3) рекреационного назначения; 4) историко-культурного назначения; 5) особо ценные земли.

В соответствии с п. 1 ст. 95 ЗК РФ к землям особо охраняемых природных территорий относятся земли государственных природных заповедников, в том числе биосферных, государственных природных заказников, памятников природы, национальных парков, природных парков, дендрологических парков, ботанических садов.

В соответствии с ч. 2, 3 ст. 2 Федерального закона от 14.03.1995г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» с учетом особенностей режима особо охраняемых природных территорий различаются следующие категории указанных территорий: а) государственные природные заповедники, в том числе биосферные заповедники; б) национальные парки; в) природные парки; г) государственные природные заказники; д) памятники природы; е) дендрологические парки и ботанические сады.

Законами субъектов РФ могут устанавливаться и иные категории особо охраняемых природных территорий регионального и местного значения.

Согласно ст. 4 Закона Тюменской области от 28.12.2004г. № 303 «Об особо охраняемых природных территориях в Тюменской области» к особо охраняемым природным территориям регионального значения относятся: государственные природные заказники; памятники природы; экологические полигоны; экологические плантации и питомники; природные парки.

Как указывалось выше, из пп. 1 п. 4, пп. 1 п. 5 ст. 27 ЗК РФ следует, что из оборота изъяты земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности государственными природными заповедниками и национальными парками. Земельные участки (государственная, муниципальная собственность), находящиеся в пределах иных особо охраняемых природных территорий относятся к ограниченным в обороте.

В силу положений ст. 19, ст. 23, ст. 26 Федерального закона от 14.03.1995г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», ст. 5 Закона Тюменской области от 28.12.2004г. № 303 «Об особо охраняемых природных территориях в Тюменской области» отнесение природных объектов и территорий к особо охраняемым природным территориям осуществляется путем издания соответствующего акта органов государственной власти субъектов РФ, местного самоуправления.

Суд указал на то, что департаментом должно быть доказано, что испрашиваемый земельный участок находится в пределах особо охраняемой природной территории, созданной в установленном порядке.

Судом установлено, что департаментом с учетом определения от 20.01.2016г. в обоснование своей позиции представлено постановление Администрации Нижнепышминского сельсовета от 27.10.2004 № 33 «Об утверждении границ сформированного земельного участка для эксплуатации базы отдыха «Голубой факел» ООО «Сургутгазпром» по адресу: Тюменская область, Тюменский район 29 км. автодороги Тюмень-Ишим-Омск.

Судом установлено, что указанным актом утверждены границы сформированного земельного участка, категория земель -земли особо охраняемых природных территорий. При этом как следует из постановления от 30.06.2004г. № 24 ранее категория этого земельного участка была установлена как земли сельско-хозяйственного назначения.

Суд исследовав указанные постановления, учитывая их содержание, считает, что они не относятся к числу тех актов, на основании которых образуются особо охраняемые природные территории и объекты. Данными актами лишь утверждены границы земельного участка. Доказательств, подтверждающих, что спорный земельный участок находится в пределах особо охраняемых природных территории суду не представлено.

Суд пришел к выводу о том, что департаментом не доказано относимыми и допустимыми доказательствами факт нахождения спорного земельного участка в ограниченном обороте. При этом в силу положений пп. 1 п. 5 ст. 27 ЗК РФ сам факт установления категории земель (земли особо охраняемых территорий) не свидетельствует об ограничении земельного участка в обороте, поскольку ограниченными в обороте являются лишь земельные участки в пределах особо охраняемых природных территорий, что в установленном порядке ответчиком не подтверждено.

Правовая позиция суда по настоящему делу соответствует правовой позиции ВАС РФ, изложенной в постановлении от 28.02.2012г. № 13763/11, определении от 25.03.2013г. № ВАС-1628/13.

Суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что оспариваемый отказ в предоставлении земельного участка не соответствует закону и нарушает права заявителя как собственника недвижимого имущества, гарантированные ему императивными нормами действующего законодательства.

Суд первой инстанции посчитал возможным заменить способ восстановления нарушенного права заявителя обозначенный в поданном заявлении и обязать заинтересованное лицо в течение 14 рабочих дней со дня вступления в законную силу решения суда по настоящему делу повторно рассмотреть заявление Общества о предоставлении в собственность земельного участка под нежилые строения и сооружения (база отдыха).

Не согласившись с вынесенным решением Общество подал апелляционную жалобу. Общество указывает, что избранный судом первой инстанции способ восстановления нарушенного права не соответствует положениям статьи 201 АПК РФ, статье 39.20 ЗК РФ, а также ранее действовавшей статьи 36 ЗК РФ, и препятствует реализации Обществом права на предоставление в собственность земельного участка за плату, на котором расположены принадлежащие ему на праве собственности объекты недвижимости.

Отклоняя указанный довод апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

Согласно пункту 3 части 4 статьи 201 АПК РФ в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц должно содержаться указание на обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

В качестве способа восстановления нарушенного права Общество просило обязать департамент заключить с ним договор о передаче в собственность испрашиваемого земельного участка, однако, суд первой инстанции в процессе судебного разбирательства, исходя из заявленных требований, не рассматривал возможность его предоставления, а установил недействительность отказа в предоставлении по первому из означенных в обжалуемом отказе основанию (нахождение земельного участка в зоне особо охраняемых территорий).

Законность произведенного отказа в полном объеме судом не исследовалась, поскольку Обществом доводов относительно второго из означенных в отказе оснований (невозможность предоставления земельного участка на испрашиваемом праве – в собственность) в поданном в суд первой инстанции заявлении не приводилось.

Незаконность произведенного департаментом отказа в предоставлении земельного участка в собственность без проведения торгов была мотивирована в том числе ссылками на положения статьи 36 ЗК РФ, не действовавшей в период обращения Общества с рассматриваемым заявлением.

Формулирование способа восстановления нарушенного права заявителя в указанной редакции не означает для Общества обязанности по повторной его подаче с приложением иного пакета документов в обоснование наличия прав на приобретение земельного участка, а означает обязанность государственного органа по повторному рассмотрению уже поданного заявления и вынесения законного и обоснованного решения с учетом исследования всех обстоятельств, определенных законодательством (действующим на момент подачи заявления) в целях реализации права заявителя на его приобретение с учетом сформулированной судом позиции о незаконности основания (наличие у земельного участка статуса изъятого из оборота), положенного в основание отказа.

Таким образом, суды первой и апелляционной инстанции приходят к выводу о нарушении администрацией Тюменской области прав Общества и необходимости повторно рассмотреть заявление Общества о предоставлении в собственность земельного участка под нежилые строения и сооружения (база отдыха).

2) Решение Арбитражного суда Новосибирской области от 03.09.2015 по делу № А45-9289/2015, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13.11.2015 и постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.03.2016, о признании незаконным решения об отказе в предоставлении земельного участка (сообщение от 01.04.2015).

Как следует из материалов дела, дачное, садоводческое, огородническое некоммерческое товарищество обратилось в Арбитражный суд Новосибирской области с заявлением о признании незаконным решения Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Новосибирской области об отказе в предоставлении земельного участка, изложенного в сообщении от 01.04.2015, и обязании Территориального управления устранить допущенные нарушения прав ДСОНТ путем принятия решения о предоставлении ему в безвозмездное пользование на пять лет земельного участка, из категории земель: «земли сельскохозяйственного назначения», разрешенное использование: «для размещения садоводческого некоммерческого товарищества»,

Решением Арбитражного суда Новосибирской области от 03.09.2015, оставленным без изменения постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13.11.2015 и постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.03.2016, заявленные требования удовлетворены полностью.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Новосибирской области просит состоявшиеся по делу судебные акты отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований. При этом заявитель ссылается на существенное нарушение судами норм материального права.

Изучив судебные акты, состоявшиеся по делу, оценив доводы кассационной жалобы заявителя, суд не находит оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, 02.03.2015 дачное, садоводческое, огородническое некоммерческое товарищество (далее-Товарищество) обратилось в Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Новосибирской области (далее-Управление) с заявлением о предоставлении в безвозмездное пользование на 5 лет земельного участка из категории земель: «земли сельскохозяйственного назначения», разрешенное использование: «для размещения садоводческого некоммерческого товарищества».

Решением от 01.04.2015 Управлением отказало Товариществу в предоставлении земельного участка в безвозмездное пользование, мотивируя отказ наличием на земельном участке незаконно возведенных объектов недвижимости и объектов инфраструктуры (дороги, системы электроснабжения).

Ссылаясь на незаконность отказа Управления, Товарищество обратилось в арбитражный суд с указанными требованиями.

В соответствии с пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина и юридического лица.

Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что поскольку спорные правоотношения связаны с предоставлением земельного участка для ведения коллективного садоводства, нормы Земельного Кодекса РФ (далее-ЗК РФ) подлежат применению во взаимосвязи с положениями Федерального закона от 15.04.1998 № 66 «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» (далее-Закон № 66).

В силу части 1 статьи 14 Закона № 66 предоставление земельных участков для ведения садоводства, огородничества и дачного хозяйства осуществляется в соответствии с ЗК РФ с учетом особенностей, установленных настоящей статьей.

Суды пришли к выводу о том, что при наличии действующего постановления администрации Мичуринского сельсовета от 01.03.2006, которым Товариществу предоставлен для размещения товарищества земельный участок, правоотношения по использованию этого земельного участка до настоящего времени не завершены по не зависящим от заявителя причинам (нарушение процедуры предоставления земельного участка органом местного самоуправления).

Земельный участок фактически используется Товариществом в соответствии с видом разрешенного использования, в целях, для которых он предоставлен действующим по настоящее время постановлением администрации муниципального образования Мичуринский сельсовет от 01.03.2006.

Факт того, что спорный земельный участок находится в фактическом пользовании членов Товарищества и используется ими по назначению для ведения садоводства, установлен также решением Искитимского районного суда от 01.04.2013.

При этом Товарищество с 2007 года предпринимает попытки завершить оформление правоотношений по использованию земли.

В соответствии с пунктом 11 части 2 статьи 39.10 ЗК РФ земельные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, предоставляются некоммерческим организациям, созданным гражданами, для ведения огородничества или садоводства в безвозмездное пользование на срок не более чем пять лет.

Суды исходили из того, что в течение этого срока должны быть оформлены права на земельные участки непосредственно членов дачного, садоводческого, огороднического некоммерческого товарищества с учетом положений статьи 14 Закона № 66 и статьи 39.10 ЗК РФ, в результате чего процедуру предоставления земельного участка для ведения садоводства можно будет признать завершенной, а права граждан на получение земельных участков в целях ведения дачного хозяйства, садоводства и огородничества реализованными.

Перечисленных в статье 27 ЗК РФ оснований, позволяющих государственному органу отказать в предоставлении земельного участка Обществу, не установлено.

Суды удовлетворили заявленные требования, придя к выводу, что оспариваемый отказ не соответствует требованиям действующего законодательства, нарушает прав и законные интересы заявителя, так как участок фактически используется Товариществом в соответствии с видом разрешенного использования, в целях, для которых он предоставлен действующим актом муниципалитета.

Определением Верховного суда РФ от 31.05.2016 Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Новосибирской области было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Изучив судебные акты, состоявшиеся по делу, оценив доводы кассационной жалобы заявителя, суд не находит оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

3) Решение Арбитражного суда Белгородской области от 14.03.2016 по делу № А08-6944/2015, отмененное постановлением девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2016, о признании действия Администрации муниципального района "Ровеньский район" Белгородской области Комиссии по вопросам землеустройства и градостроительства на территории Ровеньского района выразившегося в отказе в продлении срока действия разрешения на реконструкцию объекта и внесении изменений в разрешение на реконструкцию объекта недвижимости неправомерным и незаконным; о признании Уведомления об отказе в продлении срока действия разрешения на реконструкцию объекта и внесению изменений в разрешение на реконструкцию от 10.08.2015 незаконным и его отмене; об обязании Администрации муниципального района "Ровеньский район" Белгородской области Комиссии по вопросам землеустройства и градостроительства на территории Ровеньского района рассмотреть заявление о продлении срока выданного разрешения на проведение реконструкцию объекта недвижимости и принятии по нему соответствующего решения.

Как следует из материалов дела Индивидуальный предприниматель (далее-ИП) обратилась в Арбитражный суд Белгородской области к Администрации муниципального района "Ровеньский район" Белгородской области (далее – администрация) с заявлением о признании действий администрации выразившихся в отказе в продлении срока действия разрешения от 18.07.2012 на (реконструкцию) объекта капитального строительства – нежилого здания – магазина, незаконными; признании Уведомления об отказе в продлении срока действия разрешения на реконструкцию объекта и внесению изменений в разрешении на реконструкцию от 10.08.2015 незаконным и его отмене, обязании администрацию рассмотреть заявление о продлении срока выданного разрешения на проведение реконструкцию объекта недвижимости и принятии по нему соответствующего решения.

Решением суда от 14.03.2016 заявленные требования удовлетворены.

Не согласившись с указанным судебным актом, администрация обратилась в Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой. В обоснование доводов апелляционной жалобы ее податель указывает, что объект капитального строительства, возведенный заявителем, не соответствует выданному разрешению на строительство и проектной документации и является самовольной постройкой в соответствии со ст. 222 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее-ГК РФ). Для продления разрешения на строительство необходимо предоставить измененный проект организации строительства в отношении сроков строительства.

Администрация ссылается на то, что спорное разрешение выдано на реконструкцию объекта капитального строительства – магазина. Реконструкция не завершена.

Судами установлено, что за ИП свидетельством о государственной регистрации права на земельный участок от 21.05.2010 закреплено право на владение земельным участком - из земель населенных пунктов.

Администрацией 18.07.2012 ИП выдано разрешение на реконструкцию объекта капитального строительства с расширением площадей – нежилого здания – магазина на земельном участке, расположенном по вышеуказанному адресу, сроком действия до 18.07.2015.

ИП 31.07.2015 обратилась в администрацию с заявлением о продлении срока выданного разрешения до 18.07.2018 в связи со сложной экономической ситуацией. В указанном заявлении также сообщено об отклонении от параметров разрешенной реконструкции объекта капитального строительства, с просьбой утвердить документацию с учетом изменений при проведении строительства и реконструкции объекта капитального строительства.

Уведомлением от 10.08.2015 администрацией в продлении указанного разрешения Спесивцевой И.В. было отказано, т.к. заявление не соответствовало требованиям ч.20 ст.51 Градостроительного Кодекса Российской Федерации (далее-ГрК РФ) и отсутствовали документы, прилагаемые к заявлению в соответствии с ч.7 ст. 51 ГрК РФ.

Считая действия администрации, выразившиеся в отказе в продлении срока действия разрешения от 18.07.2012 на (реконструкцию) объекта капитального строительства незаконными, ИП Спесивцева Инна Владимировна обратилась в Арбитражный суд Белгородской области с настоящим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, Арбитражный суд области исходил из того, что основания для отказа в продлении срока действия разрешения от 18.07.2012 противоречат ч. 20 ст.51 Гр РФ.

Апелляционная коллегия согласилась с выводами суда первой инстанции и полагает необходимым при рассмотрении данного спора руководствоваться следующим.

В силу п. 1 ст. 51 Гр РФ разрешение на строительство представляет собой документ, подтверждающий соответствие проектной документации требованиям градостроительного плана земельного участка или проекту планировки территории и проекту межевания территории (в случае строительства, реконструкции линейных объектов) и дающий застройщику право осуществлять строительство, реконструкцию объектов капитального строительства, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

На основании п. 12 указанной статьи, уполномоченные на выдачу разрешений на строительство федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления по заявлению застройщика могут выдать разрешение на отдельные этапы строительства, реконструкции.

Разрешение на строительство выдается органом местного самоуправления по месту нахождения земельного участка (п. 4 ст. 51 ГрК РФ).

Разрешение на строительство выдается на срок, предусмотренный проектом организации строительства объекта капитального строительства (часть 19 статьи 51 ГрК РФ).

При этом согласно части 19 статьи 51 ГрК РФ разрешение на строительство выдается на весь срок, предусмотренный проектом организации строительства объекта капитального строительства, за исключением случаев, если такое разрешение выдается в соответствии с частью 12 настоящей статьи.

Срок действия разрешения на строительство может быть продлен федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления, выдавшими разрешение на строительство, по заявлению застройщика, поданному не менее чем за шестьдесят дней до истечения срока действия такого разрешения.

В продлении срока действия разрешения на строительство должно быть отказано в случае, если строительство, реконструкция, капитальный ремонт объекта капитального строительства не начаты до истечения срока подачи такого заявления (часть 20 статьи 51 Гр К РФ).

Таким образом, в продлении срока действия разрешения на строительство может быть отказано лишь в случае, если строительство, реконструкция, капитальный ремонт объекта капитального строительства не начаты до истечения срока для подачи заявления о продлении разрешения, а представление при продлении срока действия разрешения на строительство документов, которые необходимы для получения разрешения на строительство, не требуется.

Из указанной нормы следует, что федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления, выдавший разрешение на строительство, при рассмотрении заявления застройщика о продлении срока действия разрешения на строительство, обязан проверить начато ли строительство объекта.

Как следует из материалов дела, в разрешении на строительство от 18.07.2012, выданным заявителю, указан срок действия разрешения до 18.07.2015, который является сроком окончания строительства.

Материалы дела свидетельствуют, что разрешение на строительство от 18.07.2012 не отменено и не признано недействительным (незаконным), строительство объекта начато в период действия разрешения на строительство от 18.07.2012.

Согласно акту Межведомственной комиссии по рассмотрению и пресечению фактов самовольного строительства на территории муниципального района «Ровеньской район» от 20.10.2015 на земельном участке ведется реконструкция магазина, в ходе которой возведена трехэтажная пристройка к указанному магазину.

В соответствии с заключением специалиста от 07.08.2015 реконструируемый объект соответствует нормативным документам, являющимися частями Национальных стандартов и Сводами правил, входящими в перечень стандартов, обязательного исполнения. Размещение на третьем этаже помещений допустимо. Спорный объект угрозу жизни, здоровью и интересов третьих лиц не создает.

В материалах дела представлены также проекты реконструкции спорного объекта.

Позиция администрации о том, что спорный объект является самовольной постройкой необоснованной, поскольку не основана на доказательственной базе.

Поскольку, единственным основанием для отказа в продлении разрешения на строительство является тот факт, что строительство (в спорном случае - реконструкция) не начато до истечения срока подачи указанного заявления, а, как видно из материалов дела, отказ в продлении разрешения обусловлен иными обстоятельствами, такой отказ противоречит требованиям ч. 20 ст. 51 ГрК РФ и препятствует реализации права собственности заявителя на спорное жилое здание, в том числе, в вопросе организации и проведения его реконструкции.

По смыслу п. 20 ст. 51 ГрК РФ не является безусловным основанием для отказа в продлении разрешения на строительство пропуск заявителем срока обращения за продлением такого разрешения.

Указанная правовая позиция нашла отражение в постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 22.05.2008 N Ф04-3165/2008(5396-А70-43) и ФАС Московского округа от 28.11.2007 N КА-А41/11901-07.

В качестве довода жалобы указывается, что объект капитального строительства, возведенный заявителем, не соответствует выданному разрешению на строительство и проектной документации.

Данный довод жалобы несостоятелен, поскольку из содержания разрешения следует, что оно выдано на реконструкцию объекта капитального строительства с расширением площадей – нежилого здания магазина.

Решение об отказе в продлении срока действия разрешения на строительство лишает ИП возможности создания объекта недвижимости, в отношении которого проведены мероприятия необходимые для его возведения, права на компенсацию расходов, понесенных в результате проведения указанных мероприятий, нарушаются права и законные интересы последнего на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности.

Доказательств, опровергающих изложенные обстоятельства, администрация ни в суд первой инстанции, ни на момент рассмотрения апелляционной жалобы не представила.

Суды пришли к выводу о том, что администрацией не представлено надлежащих доказательств законности принятого отказа в продлении разрешения на строительство.

Убедительных доводов, основанных на доказательственной базе, и опровергающих выводы суда первой инстанции апелляционная жалоба не содержит, в силу чего удовлетворению не подлежит.

Арбитражный суд апелляционной инстанции считает верными выводы суда области о незаконности действий администрации выразившиеся в отказе в продлении срока действия разрешения от 18.07.2012 на (реконструкцию) объекта капитального строительства – нежилого здания – магазина.

Аргументированных доводов, основанных на доказательственной базе, опровергающих выводы суда, изложенные в решении, и позволяющих изменить или отменить обжалуемый судебный акт, администрацией на момент рассмотрения апелляционной жалобы не представлено.


Информация
о правоприменительной практике по результатам вступивших в 1 квартале 2016 года в законную силу решений судов, арбитражных судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов власти других регионов

1) Решение Арбитражного суда Омской области от 01.12.2015, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2016 по делу № А46-12850/2015 о признании незаконным решения об отказе в выдаче разрешения на строительство объекта.

Общество с ограниченной ответственностью (далее-Общество) обратилось в Арбитражный суд Омской области с заявлением к департаменту архитектуры и градостроительства администрации города Омска (далее-департамент) с заявлением о признании незаконным решения об отказе в выдаче разрешения на строительство объекта «Офисы организаций непосредственного обслуживания населения» и возложении обязанности принять решение о выдаче испрашиваемого им разрешения на строительство.

Разрешая настоящий спор по существу, суд установил, что Обществом в департамент подано заявление о выдаче разрешения на строительство выше обозначенного объекта, к которому, в числе прочих документов, приложен договор аренды земельного участка.

В ответ на заявление Обществу отказано в выдаче разрешения на строительство, по причине нарушения Обществом части 7 статьи 51 Градостроительного кодекса РФ (далее-ГрРФ), выразившимся в непредставлении им правоустанавливающих документов на земельный участок, учитывая, что срок действия договора аренды составляет 3 года, а из проектной документации следует, что срок продолжительности строительства равен 2 годам.

Не согласившись с таким решением Общество, полагая его не соответствующим части 7 статьи 51 ГрК РФ, обратилось в Арбитражный суд. При этом Обществом указано, что решение принято в отсутствие оснований, предусмотренных частью 13 статьи 51 ГрК РФ, поскольку, во-первых, часть 7 статьи 51 ГрК РФ не допускает вывода о том, что правоустанавливающий документ на земельный участок, срок действия которого на момент обращения с заявлением о выдаче разрешения на строительство не истёк, не является надлежащим; во-вторых, срок действия договора аренды не только может быть продлён в соответствии со статьёй 621 Гражданского кодекса РФ (далее-ГК РФ), но и продлён, о чём свидетельствует соглашение к договору аренды, предусматривающее обязанность общества по уплате арендной платы с 11.05.2015, подписанное 24.11.2015, в-третьих, отложение строительства объекта – результат неправомерных действий администрации.

Удовлетворяя требования общества, суд основывался на следующем:

Пункт 1 части 7 статьи 51 ГрК РФ обязывает лицо, заинтересованное в получении разрешения на строительство, к представлению правоустанавливающих документов на земельный участок. Правоустанавливающий документ на земельный участок – договор аренды. В нём действительно предусмотрено, что арендодатель предоставляет, а арендатор принимает земельный участок в аренду сроком 3 года. При этом трехлетний срок, определённый договором аренды на момент обращения общества с заявлением о выдаче разрешения на указанном земельном участке, предоставленном под строительство здания офисов организацией непосредственного обслуживания населения, не истёк.

В этой связи правоустанавливающий документ на земельный участок – договор аренды представлен, следовательно, требование пункта 1 части 7 статьи 51 ГрК РФ обществом в его буквальном толковании соблюдено, поскольку из него не следует, что правоустанавливающие документы на земельный участок должны свидетельствовать о праве заявителя на него в течение нормативного срока строительства.

Суд указал, что департамент лишён права оценивать это обстоятельство, заявитель вправе и окончить строительство до истечения срока действия договора аренды, и обратиться в уполномоченный орган местного самоуправления за продлением срока его действия, а департамент обязан в силу части 19 статьи 51 ГрК РФ выдать разрешение на строительство на срок, предусмотренный проектом строительства объекта, вне зависимости от указанного обстоятельства, оценка которого выходит за его компетенцию.

Кроме этого департаментом не учтено, что пунктом 2 статьи 621 ГК РФ определено, что если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок (статья 610 ГК РФ). Материалами дела подтверждается, что Общество не отказалось от аренды земельного участка, продолжает пользоваться им, арендодателем не заявлены возражения на это, что усматривается и в заключении 24.11.2015 соглашения к договору аренды, которым Общество согласилось с увеличением арендной платы за земельный участок.

Суд также отметил, что при истечении срока действия договора аренды, изменение арендной платы соглашением от 24.11.2015 с 11.05.2015 без учёта возобновления этого договора на новый срок лишено для заявителя смысла и посчитал волю сторон договора аренды очевидной.

При таких обстоятельствах суд нашел решение департамента противоречащим пункту 1 части 7, части 13 статьи 51 ГрК РФ, что повлекло признание его незаконным.

2) Решение Арбитражного суда Омской области от 24.11.2015 по делу № А46-15759/2014, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17.02.2016, о признании незаконным бездействия администрации, выразившегося в несоблюдении установленных сроков рассмотрения заявления о предоставлении земельного участка в аренду.

Как следует из материалов данного дела, индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Омской области с заявлением о признании незаконным бездействия администрации города Омска (далее-администрация), выразившегося в несоблюдении установленных сроков рассмотрения его заявления от 09.09.2014 о предоставлении земельного участка в аренду и обязании администрации принять решение, предусмотренное пунктом 2 статьи 32 Земельного кодекса РФ (далее-ЗК РФ) о предоставлении предпринимателю в аренду под строительство сроком на три года земельного участка для строительства торгового комплекса.

Разрешая настоящий спор по существу, суд установил следующие обстоятельства:

Решением Арбитражного суда Омской области от 25.07.2013 по делу N А46-3587/2013, оставленным без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 13.11.2013, признано незаконным бездействие администрации, выразившееся в непринятии решения в отношении акта о выборе земельного участка для строительства объекта - торгового комплекса; на заинтересованное лицо возложена обязанность в месячный срок принять решение в отношении указанного акта, предусмотренное пунктом 6 статьи 31 ЗК РФ.

Во исполнение указанного судебного акта распоряжением администрации от 20.11.2013 N 3079-р было предварительно согласовано место размещения торгового комплекса. Также был утвержден Акт о выборе земельного участка для строительства торгового комплекса. Заявителю было рекомендовано обеспечить проведение работ по формированию земельного участка и постановке его на государственный кадастровый учет в установленном порядке.

В результате межевых работ земельный участок был сформирован и поставлен на кадастровый учет.

Предприниматель 09.09.2014 обратился в администрацию с заявлением о предоставлении данного земельного участка под строительство в порядке части 2 статьи 32 ЗК РФ.

Письмом от 16.09.2014 администрация уведомила заявителя о том, что проект постановления администрации "О предоставлении в аренду земельного участка" подготовлен и проходит процедуру согласования в установленном порядке.

Письмом от 22.10.2014 администрация сообщила о том, что указанный проект подготовлен и направлен на согласование в департамент правового обеспечения и муниципальной службы администрации.

30.10.2014 заинтересованное лицо проинформировало заявителя о находящихся на испрашиваемом земельном участке самовольных постройках.

В связи с тем, что решение по заявлению предпринимателя не принято, предприниматель обратился в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя требования предпринимателя, суд основывался на следующем:

На момент возникновения спорных правоотношений порядок предоставления земельных участков для строительства из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности определялся в статье 30 ЗК РФ, в соответствии с пунктом 1 которой предоставление земельных участков осуществлялось с проведением работ по их формированию: 1) без предварительного согласования мест размещения объектов; 2) с предварительным согласованием мест размещения объектов.

В соответствии с пунктом 5 статьи 30 ЗК РФ, принятию решения о предоставлении земельного участка для строительства в соответствии со статьей 32 ЗК РФ предшествует, помимо прочего, выбор земельного участка и принятие в порядке, установленном статьей 31 ЗК РФ, решения о предварительном согласовании места размещения объекта.

В соответствии с частью 1 статьи 32 ЗК РФ решение о предварительном согласовании места размещения объекта является основанием установления в соответствии с заявками граждан или юридических лиц, заинтересованных в предоставлении земельного участка для строительства, и за их счет границ такого земельного участка и его государственного кадастрового учета в порядке, установленном федеральными законами.

Предпринимателем земельный участок был сформирован и поставлен на государственный кадастровый учет.

В установленном законом порядке предприниматель обратился в администрацию с заявлением о предоставлении земельного участка под строительство.

В соответствии с частью 2 статьи 32 ЗК РФ исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные статьей 29 настоящего Кодекса, в двухнедельный срок принимает решение о предоставлении земельного участка для строительства на основании заявления гражданина или юридического лица, заинтересованных в предоставлении земельного участка для строительства.

При этом, действующим законодательством не предусматривалась безусловная обязанность заинтересованного лица принимать только положительные решения о предоставлении земельных участков на основании заявления гражданина или юридического лица.

Однако, в установленный законом срок администрация не ответила на указанное обращение предпринимателя, не приняла решение о предоставлении (не предоставлении) земельного участка предпринимателю.

Довод администрации о невозможности предоставления спорного земельного участка заявителю в связи с нахождением на данном земельном участке самовольной постройки, принадлежащей третьим лицам, суд не принял во внимание, посчитав его не имеющим отношение к рассматриваемому спору.

Также суд отметил, что данный довод, не является официальным отказом, выраженным в каком-либо ненормативном правовом акте органа исполнительной власти. Кроме того указал, что не могут быть расценены в качестве официального отказа и письма администрации, направленные предпринимателю по его обращению, поскольку указанные письма носят информативный характер.

Таким образом, в установленный частью 2 статьи 32 ЗК РФ двухнедельный срок администрация не приняла какое-либо решение относительно предоставления (не предоставления) земельного участка предпринимателю.

При таких обстоятельствах суд признал бездействие администрации незаконным и обязал ее в двухнедельный срок со дня вступления решения суда в законную силу принять решение о предоставлении предпринимателю в аренду под строительство сроком на три года земельного участка либо об отказе в его предоставлении, в соответствии с требованиями статьи 32 ЗК РФ (в редакции, действовавшей на момент обращения индивидуального предпринимателя в администрацию с заявлением о предоставлении земельного участка).


Информация
о правоприменительной практике по результатам вступивших в законную силу в 2015 году решений судов о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов местного самоуправления Нефтеюганского района

Во 2 квартале 2015 года в законную силу вступили следующие судебные акты:

1) Решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 27.02.2015, оставленное без изменения постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2015, которым признано решение Контрольно-ревизионного управления администрации Нефтеюганского района (далее-КРУ) от 02.12.2014 № 103 незаконным в части вывода о признании в действиях заказчика МКУ «УКС и ЖКХ Нефтеюганского района» нарушения требований пункта 1 части 1 статьи 33 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее-Закон о контрактной системе) в части установления в конкурсной документации требования к товарной марке без сопровождения слов «или эквивалент».

Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа-Югры с заявлением к администрации Нефтеюганского района о признании решения и предписания КРУ незаконными (недействительными).

Как следует из материалов дела, Комиссией КРУ при анализе конкурсной документации на предмет соответствия требованиям Закона о контрактной системе были выявлены следующие замечания: в конкурсной документации установлен неверный критерий оценки в нарушение п. 1, 2 ч. 1 ст. 33, п. 9 ч. 1 ст. 50 Закона о контрактной системе и Постановления Правительства Российской Федерации от 28.11.2013 № 1085 «Об утверждении Правил оценки заявок, окончательных предложений участников закупки товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 33 Закона о контрактной системе в описании объекта закупки указываются функциональные, технические и качественные характеристики, эксплуатационные характеристики объекта закупки. В соответствии с ч. 2 ст. 33 Закона о контрактной системе, документация о закупке в соответствии с требованиями, указанными в ч. 1 ст. 33 Закона о контрактной системе, должна содержать показатели, позволяющие определить соответствие закупаемых товаров, работ, услуг установленным заказчиком требованиям. При этом указываются максимальные и (или) минимальные значения таких показателей, а также значения показателей, которые не могут изменяться.

Заказчик в конкурсной документации в части 4 «техническое задание» установил требование к товарной марке без сопровождения слов «или эквивалент» (п. 1 ч. 1 ст. 33 Закона о контрактной системе), который является обязательным включением в описание объекта закупки. В связи с чем, комиссия КРУ приняла решение № 103 от 02.12.2014 о признании в действиях заказчика нарушения требований пункта 1 части 1 статьи 33 Закона о контрактной системе в части установления в конкурсной документации требования к товарной марке без сопровождения слов «или эквивалент», части 8 статьи 32, пункта 9 части 1 статьи 50 Закона о контрактной системе к в части установления в конкурсной документации соответствующей величины (45 процентов) значимости не стоимостных критериев оценки заявок на участие в открытом конкурсе. Также КРУ вынесено предписание об отмене конкурса.

Разрешая спор по существу, суды первой и апелляционной инстанций указали на то, что Закон о контрактной системе требует включения слов «или эквивалент» в описание объекта закупки, но не каждого элемента (предмета) товара, используемого при выполнении работ, являющихся объектом закупки, и установили, что данное требование заказчиком выполнено в полной мере. Так, после изложения требований к объекту закупки содержится следующая фраза «В случае если проектная документация содержит указание на товарные знаки материалов и оборудования подрядчик при выполнении работ может заменить материал, оборудование на эквивалентный указанному товарному знаку товар».

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций посчитали, что решение КРУ в части вывода о признании в действиях заказчика нарушения требований пункта 1 части 1 статьи 33 Закона о контрактной системе в части установления в конкурсной документации требования к товарной марке без сопровождения слов «или эквивалент», является незаконным.

2) Решение Нефтеюганского районного суда от 12.03.2015, которым признан незаконным отказ Комитета по опеке и попечительству Нефтеюганского района (далее-Комитет) в выдаче разрешения на совершение сделки по мене, принадлежащей несовершеннолетнему доли в жилом помещении.

Гражданка обратилась в суд с заявлением о признании незаконным отказа Комитета в выдаче разрешения на совершение сделки по отчуждению имущества, принадлежащего несовершеннолетнему.

Свои требования заявитель мотивировал тем, что она и ее супруг обратились в Комитет с заявлением о выдаче разрешения на оформление договора мены квартиры, расположенной в доме признанном непригодным для проживания и подлежащим сносу, в которой имеются принадлежащие ее несовершеннолетним детям доли в праве собственности, на квартиру с оплатой разницы стоимости квартир.

Однако в выдаче разрешения Комитетом отказано по причине не соответствия представленного заявителем пакета документов требованиям постановления Правительства ХМАО-Югры от 12.10.2012 № 377-п «О порядке выдачи разрешений на совершение сделок с имуществом, согласий на отчуждение и (или) на передачу в ипотеку жилых помещений подопечных и несовершеннолетних лиц в ХМАО-Югре», а именно: отсутствием согласия бывшего супруга заявителя и отца несовершеннолетнего на совершение сделки с имуществом несовершеннолетнего.

Заявитель посчитал данный отказ Комитета незаконным и обратился в суд.

Разрешая настоящий спор, суд указал, что при рассмотрении обращений граждан с просьбой дать согласие на совершение сделки с имуществом несовершеннолетнего орган опеки и попечительства в первую очередь должен руководствоваться принципом наилучшего обеспечении прав ребенка, закрепленным Конвенцией ООН "О правах ребенка", Семейным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации".

Также суд привел положения ст. 21 Федерального закона от 24.04.2008 N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве", согласно которым не допускается совершать сделки по отчуждению имущества ребенка, только в том случае, если данные сделки влекут за собой уменьшение имущества ребенка. Следовательно, при осуществлении сделок с имуществом несовершеннолетнего, приоритетными задачами являются защита интересов несовершеннолетнего ребенка, а не получение согласия обоих родителей.

Суд указал, что в случае если такой сделкой не нарушаются жилищные права ребенка, данная сделка не уменьшает его имущество, то отказ одного из родителей на совершение сделки не является основанием для отказа органов опеки и попечительства на совершении сделки.

Установив, что сделка по мене квартир не только не нарушает, но и улучшает имущественные интересы ребенка, суд посчитал, что отказ Комитета в выдаче разрешения на совершение сделки по отчуждению принадлежащего несовершеннолетнему имущества является незаконным, поскольку данное решение принято не в интересах несовершеннолетнего ребенка.

В 3 квартале 2015 года в законную силу вступило решение Нефтеюганского районного суда от 15.06.2015, которым удовлетворено требование Нефтеюганской межрайонной прокуратуры в части признания незаконным бездействия администрации Нефтеюганского района (далее-администрация) по неосуществлению перевода земельного участка (на котором расположен полигон для складирования бытовых и промышленных отходов в гп. Пойковский) из земель лесного фонда в земли промышленности…. В удовлетворении требования об обязании администрации обратиться с ходатайством о переводе указанного земельного участка из земель лесного фонда в земли промышленности отказано, в связи с подачей такого ходатайства администрации до принятия судом решения.

Нефтеюганский межрайонный прокурор обратился в суд в интересах Российской Федерации и неопределенного круга лиц с иском о признании бездействия администрации в части не осуществления полномочий по переводу земель из категории лесного фонда в категорию земель промышленности и обязании администрации в течение 1 месяца после вступления решения суда в законную силу обратиться в исполнительный орган государственной власти с ходатайством о переводе земельного участка, расположенного на территории муниципального образования гп. Пойковский, из категории земель лесного фонда в категорию земель промышленности….

Свои требования прокурор мотивировал тем, что в ходе проверки сфер использования земель сельскохозяйственного назначения и размещения полигонов твердых бытовых отходов был выявлен факт незаконного принятия решения о выделении земельного участка для складирования бытовых и промышленных отходов на землях лесного фонда. Суд установил, что полигон используется по назначению, в отсутствие действий ответчика по переводу земельного участка из категории земель лесного фонда в категорию земель промышленности… .

Со ссылками на нормы земельного и лесного законодательства суд указал, что включение земель государственного лесного фонда в границы поселения не влечет за собой автоматического перевода земель в муниципальную собственность. Для размещения отходов производства и потребления подлежат использованию земли, относящиеся к категории земель промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения.

Суд установил, что на конец 2005 года у муниципального образования имелись все необходимые документы для осуществления перевода земель из категории земель лесного фонда в категорию земель промышленности..., между тем, с ходатайством о переводе земель лесного фонда в земли иных (других) категорий, администрация района обратилась только после предъявления иска в суд.

При таких обстоятельствах суд посчитал, что бездействие администрации на протяжении 9 лет не соответствует требованиям законодательства и принял соответствующее решение о признании бездействия незаконным.